Е е лесиовская

Е е лесиовская

Беседа с фитотерапевтом Алифановым А.А. о лечебно-оздоровительной системе сщмч. Серафима (Чичагова).

2 ноября 2019 года состоялась беседа с врачом фитотерапевтом Алифановым Александром Александровичем.

Тема беседы: «О лечебно-оздоровительной системе священномученика Серафима (Чичагова)»

«Да сбудется Слово, реченное Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого» (Ин 18:9)

Иеромонах Моисей (Дроздов)

Дорогие братья и сестры, сегодня мы продолжаем цикл бесед с фитотерапевтом Александром Александровичем Алифановым. В его книге-трехтомнике «Избавление от недугов» значительная ее часть посвящена священномученику Серафиму (Чичагову). И ныне вспоминаются его беседы, труды, делаются попытки адаптации его системы к современному уровню знаний. Вкратце я бы хотел рассказать о его жизненном пути.

Е е лесиовская

Священномученик Серафим (Чичагов)

(январь 1856 – 11 декабря 1937)

Леонид Михайлович Чичагов родился в аристократической семье, которая принадлежала древнему дворянскому роду Чичаговых. Его предки славились своими ратными делами и на поприще государственной службы вписали немало славных страниц в историю России. Рано потеряв отца, Леонид Михайлович Чичагов воспитывался в семье матери Марии Николаевны Чичаговой, писателя и музыканта. После окончания гимназии Л.М. Чичагов поступил в императорский пажеский корпус, который окончил по первому разряду в 1874 году и был зачислен на службу в гвардейскую артиллерийскую бригаду Преображенского полка. Главным делом его жизни была не блистательная военная карьера, а служение русской Православной Церкви, которой он посвятил себя, взойдя к самым высоким должностям церковной иерархии и отдав за веру свою жизнь.

Митрополитом Серафимом (Чичаговым) были написаны «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря»послужившая для канонизации преподобного Серафима Саровского, другие фундаментальные философские, медицинские и богословские труды, масса проповедей, прославлявших православие и человечность. Он проявлял особую заботу в отношении возрождения христианской жизни в народе, поддерживал благотворительность. Русская Православная Церковь по достоинству оценила подвиг митрополита Серафима (Чичагова), причислив его к святым новомученикам Российским.

Следует сказать, что митрополит Серафим отличался всесторонней одаренностью. Он был прекрасным музыкантом, композитором, исполнителем, талантливым художником. Сохранившиеся в Москве иконы его работы поражают высоким профессиональным мастерством.

Е е лесиовская

Леонид Михайлович досконально, глубоко изучал народную медицину. Сам помогал больным и составил учебник с теоретическим обоснованием и практическими рекомендациями лечения болезней на основе применения лекарств растительного происхождения. Трудно переоценить значение книги «Медицинские беседы» Л.М. Чичагова, митрополита Серафима, являющиеся весьма своеобразным источником лечения и популяризации медицинских знаний.

Мы прочитали вводную часть книги «Медицинские беседы», посвященную  митрополиту Серафиму, и хотели бы поговорить с доктором А.А. Алифановым о том, что сегодня можно взять из этой системы, какие практические рекомендации по использованию этой системы могут быть применены в нашем здравоохранении.

Александр Александрович Алифанов

Для начала я бы хотел поблагодарить Ксению Павловну Кравченко, доктора, которая подняла эту тему; и в православном мире пошел шум. Она придумала свою систему, которая правда никакого отношения к системе оздоровления Л.М. Чичагова не имеет. К.П.Кравченко, к примеру, лечит простуду фурасемидом. Как известно, в 1891 году не было фурасемида. Его откроют только спустя полвека. Она купала своих пациентов в ванне с иодом, чего Л.М. Чичагов не делал; использовала декарис, или по-другому левамизол, для изгнания глистов. В те годы этого препарата тоже не было. Его откроют только спустя 60-70 лет. Л.М. Чичагов использовал в этом случае настойку из тыквы. Семечки тыквы обладают глистогонным действием. Ксения Павловна лечила аспирином, который разжижает кровь, но аспирин тоже был открыт после того, как Л.М. Чичагов издал свою книгу «Медицинские беседы» в 1891 году. Так что никакого отношения лечение Ксении Павловны к системе Л.М. Чичагова не имеет.

Л.М. Чичагов являлся фитотерапевтом и гомеопатом. Он использовал очень низкие дозы лекарственных растений, настоенных на спирту. Самый главный принцип его был – не навредить. Фармакос – это был человек, который жил во времена Древней Греции. От его имени произошло слова фармакология. Когда в каком-то городе, местности, происходили бедствия, Фармакоса приносили в жертву — выводили за пределы города и побивали камнями, чтобы произошло искупление грехов, и чтобы этот город миновали болезни или мор, чума, напасть, нападение неприятеля.Аналог сейчас – «козел отпущения».

Фармакон – это зелье или яд. Фармакология – это наука о зельях и ядах. Колдуны и колдуньи в давние времена использовали зелье и яды — лечили или травили людей тайно, если им заказывали. В очень высоких дозах всякое лекарство – это яд. С фармакологией нужно быть очень осторожным, потому что это наука о ядах.

Е е лесиовская

Леонид Михайлович Чичагов (митрополит Серафим)

Леонид Михайлович Чичагов писал: «При выборе лекарственных средств — я положительно предпочёл отвергнуть яды и определил, что мне следует стараться найти между неядовитыми средствами равные по действию общеупотребительным ядам».

Спустя 100 лет эту же самую позицию мне высказали профессор Химико-фармацевтической академии Леонид Васильевич Пастушенков, заведующий тогда кафедрой фармакологии, и профессор Елена Евгеньевна Лесиовская, тогда проректор по научной работе Санкт-Петербургской Государственной Химико-фармацевтической академии. Они мне сказали – не нужно употреблять яды. Вполне достаточно неядовитых средств. Не думайте, что яды сильнее неядовитых средств могут лечить обычные болезни, которых большинство. Это их высказывание было подтверждено наукой спустя 100 лет. Главный принцип – не навредить.

Сейчас фармакология процветает. Увлечение ядами очень большое. У меня на приеме была пациентка, которой вначале назначили антибиотик от почечной болезни. Пошла к следующему врачу – он назначил еще один антибиотик. Эти врачи лечили пиелонефрит, а не то, что было у нее (тубулоинтерстициальный нефрит). Это две абсолютно противоположные болезни, потому что тубулоинтерстициальный нефрит – это безмикробное заболевание. К большому сожалению его вызывают именно те самые антибиотики (сульфаниламиды), которые используют для лечения пиелонефрита. У нас в отношении тубулоинтерстициального нефрита существует очень большая путаница. Если мы открываем клинические рекомендации министерства здравоохранения РФ, первый и второй раз мы ее находим под названием тубулоинтерстициальный нефрит, а в третий раз находим это заболевание уже под названием пиелонефрит. Тубулоинтерстициальный нефрит – это бич нашего времени.

Почему я на этих ядах остановился? Почки – слабое звено человеческого организма. В почках главная функциональная единица, которая фильтрует мочу, – нефрон. Людям от рождения даны по 1 миллиону нефронов в каждой почке. У человека от рождения 2 миллиона нефронов. Нефроны функционируют до достижения возраста 20 лет, а после 20 лет, как пишет в своем учебнике «Клиническая фармакология» академик В.Г. Кукес, каждые 10 лет 10% нефронов становятся недееспособными. Они редуцируются и не работают.

Е е лесиовская

Естественное отмирание нефронов похоже на шагреневую кожу из романа Оноре де Бальзака. Со временем эта «шагреневая кожа» сжимается все больше и больше, и от дней жизни ее владельца из романа «Шагреневая кожа» уже не остается ничего. Эти нефроны не восстанавливаются – они редуцируются, убиваются всякими факторами, включая возраст и лекарства. Это приводит к тому, что у людей рано или поздно отключаются почки. С таким засильем фармакологии лет через 20 мы получим огромное количество больных, при лечении которых не учитывали старение почек, не учитывали развитие в миллионных масштабах тубулоинтерстициального нефрита, который развивается вследствие воздействия химических веществ, в том числе и лекарств. Лет через 20 мы получим огромное количество больных с хронической почечной недостаточностью.

Зачитаю, что Леонид Михайлович Чичагов сказал нам о клинической фармакологии. «Я утверждаю, что, благодаря только неправильной дозировке лекарствв аллопатии, влияние их бывает редко удачно. По этой же причине вера в помощь лекарств пропала у большинства больных и у самих докторов».

Тогда лечили ядами, да и сейчас этим увлекаются. Вспоминается история с французским императором Наполеоном. В 1816 году его сослали на остров Святой Елены, а в 1821 году он умер. После вскрытия в его организме нашли огромное количество мышьяка. Оказалось, что доктор болезни Наполеона лечил мышьяком. Тогда была такая мода – лечить мышьяком. Ни в коем случае нельзя заподозрить этого доктора в том, что он умышленно отравил Наполеона. Представьте себе остров в огромном океане. Вокруг — только низшее звено – солдаты. Для них – это чернь. А они– два образованных человека. Доктор, конечно, был собеседником Наполеона. Конечно, они были друзьями. Но этот доктор верил в то, что ядом он Наполеона вылечит. В итоге — отравил своего друга.

Очень важно, чтобы были низкие дозировки. Когда я учился, блокаторы при гипертонической болезни давали в очень высоких дозах, а сейчас дозы уменьшили раза в четыре по сравнению с рекомендуемыми ранее дозами. Сейчас, например, рекомендуют по ¼ метопролола (бета1-адреноблокатор) начинать давать при высоком давлении и дальше титровать выше дозу – с ¼ таблетки, если необходимо.

Сегодня я встретил пациентку, которая мне сказала, что по 1 капле настойки ей много – она перешла на полкапли. Она капает одну каплю одну чайную ложку и выпивает пол чайные ложки этого лекарственного вещества. Получается, что она выпила пол капли лекарственного вещества.

Дозы у Л.М. Чичагова очень низкие. Они очень похожи на те дозы, которые уже позднее стали рекомендовать больным заведующий кафедры фармакологии химико-фармакологического института профессор Л.В. Пастушенков и профессор Е.Е. Лесиовская.

«Понятие же о силе лекарства весьма неправильны вообще в обществе. Принято понимать под словом «сила» — количество, вес даваемого лекарства, и большинство предполагает, что действие лекарства обнаружится скорее от большого количества, чем от меньшего. Точно мы сравниваем влияние лекарства на организм больного с действием, например, удара каким-нибудь орудием по телу человека, — чем удар будет сильнее, тем повреждение больше. Но пора бы понимать значение этого слова иначе. Мы уже говорили о том, что скорость действия лекарства не находится в зависимости от больших доз лекарства».

Е е лесиовская

Леонид Михайлович Чичагов

Леонид Михайлович Чичагов был полковник и кавалер ордена почетного легиона. А в химико-фармацевтической академии работал полковник военно-медицинской академии Леонид Васильевич Пастушенков. Через 100 лет – второй полковник. Они были просто советские люди. Сейчас уже Елена Евгеньевна начала читать Библию. Наши пациенты дарили ей массу икон. А тогда они были просто советскими людьми, и средствами науки они пришли к тем же выводам, которые сделал Л.М. Чичагов, а позднее митрополит Петроградский Серафим.

Сила действия лекарства у химических веществ линейная – по мере нарастания дозы повышается эффективность. У действия лекарственных растений волнообразная нелинейная зависимость. От чайной ложки (100 капель) эффект может быть меньше, чем от двух капель. В Академии это доказано на тысячах экспериментов. Все, о чем я говорю, я говорю неголословно. На всех полученных данных защищались дипломы, аспиратныв фармакадемии защищали свои кандидатские и докторские диссертации. Это серьезная наука.

В своей книге «Медицинские беседы» Леонид Михайлович Чичагов написал очень важные слова: «Кровь делается источником всех болезней, если в ней задержатся и скопятся негодные и вредные вещества, которые должны быть выделены из неё различными органами тела, как, например, углекислота, желчь, мочевина и так далее. Болезненность крови, если она не врожденная, может быстро развиться от неправильности в образе жизни и опасность болезни будет в зависимости от степени её недоброкачественности».

Это он написал за четверть века до открытия Ильи Ильича Мечникова, за которое он получил Нобелевскую премию.С одной стороны, он открыл клеточный иммунитет – фагоцитоз (пожирание клетками-фагоцитами патогенных микробов). И.И. Мечников позднее открыл, что в кишечнике находятся микробы. Если в кишечнике мало полезных микробов, тогда в нем начинается гниение, брожение – то, что мы сегодня называем дисбактериоз. Соответственно, отравляется кровь. Кровь делается сосредоточием шлаков. К И.И. Мечникову присоединился болгарский ученый, который привез из Болгарии закваску – Болгарскую палочку.

Яды, шлаки в кишечнике очень сильно влияют на почки. Знаменитый академик, нефролог, чьи фундаментальные труды известны всем специалистам, Евгений Михайлович Тареев спустя около 80 лет написал в своей книге – не спешите давать антибиотики. Лучше дайте Болгарскую палочку – чтобы в кишечнике была более благоприятная атмосфера, чтобы в кишечнике не образовывались яды, и чтобы эти яды не шли в почки и не повреждали их.Такие прозрения были у священномученика Серафима (Чичагова).

Вчера, когда у меня был прием, приходили с огромным количеством назначений. Не нужно такого большого количества лекарств. Действительно, Леонид Михайлович Чичагов писал в 1891 году: «Чем сложнее болезнь, тем она требует меньшего количества лекарств. Более двух лекарств, употребляемых порознь, никогда не может понадобиться».

У нас сейчас есть такое направление «Интегративная медицина». Это направление возглавляется Шабровым Александром Владимировичем, академиком Российской Академии наук. В течение 19 лет он был ректором медицинского института. Сейчас это Мечниковская Академия. У него масса наград – только от РПЦ четыре ордена. С точки зрения интегративной медицины нельзя, чтобы одному и тому же больному каждый врач назначал по 1-3 лекарства: лор – два, терапевт – два, уролог – еще три, пульмонолог – еще четыре, иммунолог еще два. Получается от 7 до 12 препаратов. Наука «Клиническая фармакология» обозначила порог: если одному больному назначается больше 7 препаратов, с точки зрения баланса «польза – вред» это точно во вред.

Иеромонах Моисей (Дроздов)

Когда я учился в медицинском институте, на кафедре фармакологии наш ведущий профессор говорил: «Когда я назначаю один препарат, я знаю на 90%, как он будет действовать. Когда назначаю два препарата, я знаю,как он будет действовать, на 40%. Когда я назначаю три препарата, я уже ничего не знаю.

Александр Александрович Алифанов

В настоящее время общество «Интегративная медицина» возглавляет профессор Сергей Александрович Парцерняк. Он сказал такую фразу: «Лекарства запускают врачи в человеческий организм, а там лекарства уже живут своей собственной жизнью, потому что отследить это невозможно».

Как писал Леонид Михайлович Чичагов: «Микстурный маскарад. Многосмешение, как убежище медицинской посредственности».

Уролог дает омник, а омник – это альфа-блокатор. Альфа-блокатор снижает давление. Скажите больному, что, если он для снижения давления принимает иные три препарата, те три других уже принимать не надо, потому что омник резко понизит давление с 200 на 90. Урологи не предупреждают, они не учитывают разнообразные действия этих препаратов.

Альфа-блокаторы «не могут применяться, как препараты выбора в лечении АГ в связи с большой частотой развития сердечной недостаточности, стенокардии, инсульта». (Исследования ALLHAT)

Врачи просто не отслеживают фармакохимический статус пациента. Многосмешение лекарств сейчас называется научным термином полипрагмазия. Все врачи высказываются, как это плохо; и снова приходит ко мне больная, которая пьет горстями 12 препаратов. И все – для продления жизни. Бедные почки!

Иеромонах Моисей (Дроздов)

Врач назначает препарат и не знает, какое действие начнет в первую очередь проявляться. Читаем инструкцию к препарату и видим, что побочных эффектов больше, чем эффектов прямого действия. Или такой пример: мы покупаем комплекс, состоящий из 48 компонентов — 24 витамина и 24 минерала. Предполагается, что каждый из витаминов будет действовать изолированно от другого. Это все равно, что взять ведро и в него вылить желтую, красную, зеленую краску. Образуются гипермолекулы витаминов, которые в организме вызывают состояние шока

Александр Александрович Алифанов

Доказано, что уже в таблетке компоненты лекарства вступают между собой во взаимодействие, не говоря уже об их взаимодействиии в организме. Тяжелая ситуация. Происходит массовое отравление миллионов людей. На эту тему в Интернете есть книга французского врача Луи Броуэра «Фармацевтическая и продовольственная мафия».

Е е лесиовская

Направление «Интегративная медицина» говорит нам о том, что организм должен восприниматься в целом. Не нужно слишком много лекарств, а от каждой болезни слишком много специалистов. Когда мы с академиком Шабровым А.В. на православном радио Санкт Петербурга проводили беседу об интегративной медицине, о вреде полипрагмазии, многосмешения лекарств, потом я его спросил, сколько все-таки один больной может принимать лекарств от самых разных болезней. Он ответил: одно лекарство, максимум два. Повторил, спустя 100 с лишним лет, то, что сказал наш Л.М. Чичагов еще в 19 веке.

О крови Л.М.Чичагов писал: «Кровь должна течь живым потоком по всем частям тела. Из этого вытекаете другое основное условие: необходимо поддерживать правильное обращение крови, столь важное для жизни и здоровья».

Конечно, кровь должна приносить кислород, уносить углекислый газ, приносить питательные вещества, уносить шлаки. Активный кровоток должен быть все время. Мы, врачи, это подчас забываем.  Заходит больной – мы ему сразу даем таблетки.У меня недавно был уникальный случай. Молодая семейная пара четыре года прожила в браке, а детей нет. Идти к врачу – врач сразу начнет давать гормоны, предлагать операцию. Они с мужем начали вдвоем бегать трусцой. Через 8 месяцев наступила беременность. Она была бухгалтер. 10 лет сидела за компьютером. У нее был застой в малом тазу. Мужу надо было бегать, чтобы сбросить вес, а она стала бегать с ним. Такое счастье – обошлось без уколов, гормонов, продувания маточных труб и других неприятных процедур. Так что надо начинать с простого.

Л.М. Чичагов пишет: «От каждого лекарства я требую, так сказать, два свойства: 1) влияние на кровь или какой-либо из органов и 2) влияние на кровообращение. Эти два принципа и составляют основу моей системы лечения».

Сейчас влиять на кровообращение стараются все – разжижают кровь, пьют аспирин, тромбоасс, кардиомагнил. Хотя эти препараты вызывают токсическое действие. 8% язв желудка образуется от аспирина. 10 миллионов человек принимают аспирин, значит 80 000 новых язвенников появляется. У нас есть настойки, разжижающие кровь, куда входят обычные безопасные лекарственные травы – манжетка обыкновенная, лабазник вязолистный, лабазник шестилепестный, листья липы, якорцы стелющиеся, донник лекарственный, грыжник и ряд других. Не нужно пить ядовитый аспирин, от которого люди получают массу осложнений. Вполне достаточно каждые два месяца чередовать разжижающие кровь лекарственные травы.

Леонид Васильевич Пастушенков работал в области космической медицины и столкнулся с тем, что на высоких уровнях стратосферы люди испытывают гипоксию – кислородную недостаточность. Вследствие кислородной недостаточности развиваются самые различные болезни даже у летчиков, самых здоровых представителей любой нации. Туда отбирают лучших. Но и у них тоже развиваются атеросклеротические процессы, инфаркты, инсульты, опухолевые процессы – все это из-за недостатка кислорода. Леонид Васильевич впервые в мире открыл новую группу препаратов, которые ликвидируют кислородную недостаточность, улучшают переносимость кислородной недостаточности, препятствуют развитию болезни. Эта группа препаратов называется антигипоксанты. Леонид Васильевич Пастушенков и Елена Евгеньевна Лесиовская пришли к выводу, что лекарственные травы являются антигипоксантами. Люди, живущие в городах, испытываютнедостаток кислорода. Вследствие кислородной недостаточности происходит развитие массы болезней, таких как митохондриальные заболевания. Гипертония, диабет, нарушение ритма сердца связаны с митохондриальными повреждениями.

Антигипоксанты – это крапива, листья березы, трава цикория, подорожник, эвкалипт и ряд других трав. Мощнейший антигипоксант – листья липы. Просто заваривать чай из сушеных листьев липы. Это доказано профессором Л.В. Пастушенковым и Е.Е. Лесиовской. Кроме них никто не может знать лекарства так хорошо. Профессор Пастушенков был заведующим кафедрой фармакологии, а Елена Евгеньевна было проректором по научной работе Санкт-Петербургской Государственной Химико-фармацевтической Академии. На протяжении четверти века все эти принципы они мне подтверждали. Я являюсь их учеником.

Что касается других лекарственных трав, которые улучшают переносимость гипоксии и тормозят развитие болезней, Л.В. Пастушенков и Е.Е. Лесиовская выделяют мелиссу лекарственную, иван-чай,звездчатку среднюю, донник лекарственный и другие.Списки трав есть на нашем сайте.

Л.В. Пастушенков пишет: «Все нервные болезни и нервные субъекты требуют более слабых доз, чем остальные. Детям и старикам также соответствуют меньшие дозы лекарств сравнительно со взрослыми».

К большому сожалению у нас идет большая передозировка детям, приводящая соответственно к массе побочных эффектов. Официальная статистика по Англии говорит о том, что 30% детей получают побочные эффекты от лекарств. Чаще всего это связано с передозировкой.

В отличие от многих других производителей и фирм, на аннотациях к нашим препаратам мы, следуя заветам Леонида Михайловича Чичагова, указываем детские дозы, которые намного ниже. Что касается пожилых людей, много ошибок допускают врачи, использующие яды в лечении этой категории больных. К примеру, поставили 70-летнему мужчине капельницу с ампулой эуфиллина (10 кубиков). Эуфиллин учащает сердцебиение. Этот мужчина получил инфаркт миокарда. Фактически он стал инвалидом. Пожилым людям всегда нужно назначать половинную дозу любого лекарства. Об этом писал Леонид Михайлович Чичагов. И все равно тяжелые побочные эффекты продолжаются. Нужно было назначить этому человеку пол ампулы эуфиллина для расширения бронхов – 5 кубиков. Мне звонят отовсюду и рассказывают ужасы современной фармакотерапии. Вот почему Л.М. Чичагов отошел от лечения ядами и ушел в фитотерапию в гомеопатических дозах. «Одной капли мне много – полкапли пить буду», — как сказала одна моя пациентка. Необходим индивидуальный подбор доз.

«Наконец, понятие о силе весьма относительное: что одному сильно, то другому слабо, и наоборот. Не все же высокие ростом люди сильнее малорослых или малые чувствительнее больших. Индивидуальная сторона людей играет главную роль и по разновидности не поддается никакой строгой классификации».

У человека, к примеру, атеросклероз, и у него давление 200. Из-за чего такое давление? Нужно разбираться. Мы сразу же ему даем настойку №1, разжижающую кровь. Дали 5 капель этой настойки. Было давление 200, через 20 минут – 180, через 40 минут – 160. Мы видим, что данная гипертоническая болезнь связана с пережатием где-то сосудов и с кислородной недостаточностью мозга. В современной медицине это называется диагностика эксювантибус, то есть, диагноз, исходящий из результатов лечения, о чем и говорил сто с лишним лет назад владыка Серафим (Чичагов).

Он писал: «Не следует понижать температуру (при простуде), потому что высокая температура означает напряжение организма в борьбе с одолевающим его недугом. И лучшим жаропонижающим средством будет то лекарство, которое излечивает саму болезнь».

К большому сожалению, во время простуды дают жаропонижающие препараты – парацетамол, аспирин, анальгин, найс и так далее. Что такое температура? Температура означает, что в кровь вышли цитокины –вещества, которые сигнализируют спящим клеткам о том, что в организм попал опасный микроорганизм. Спящим клеткам нужно пробудиться и, подготовившись, эти микроорганизмы, чаще вирусы (если мы говорим о простуде), убить. Цитокины – это интерфероны, интерлейкины и фактор некроза опухоли. Особенно категорически нельзя сбивать температуру в первые сутки, потому что все клетки человеческого организма спят. Они не готовы. Им нужен звоночек: «Просыпайтесь для борьбы. На вас наступает неприятель». Нельзя обрушивать цитокиновый каскад. Тогда клетка будет примерно в 33 раза мощнее готова, чем спящая клетка, которая совсем не готова бороться.

Антибиотики являются иммунодепрессантами. Они снижают температуру, и люди радуются. Наоборот, нужно радоваться высокой температуре, что мы впрыснули в вашу кровь цитокины, интерлейкины, интерфероны, фактор некроза опухоли, и организм в течение суток приготовился к битве с вирусом ОРЗ, гриппом, аденовирусной инфекцией. Люди же поступают наоборот. Они принимают антибиотики, которые являются иммунодепрессантами и подавляют температуру. Один доктор давно еще сказал, что, если у Вас температура была 38,5 на протяжении 5 дней, то в следующие 5 лет у вас не будет рака. При температуре выходит цитокин фактор некроза опухоли – фактор, который способствует уничтожению опухолевых клеток. А опухолевые клетки в человеческом организме образуются каждый час в большом количестве.

Иеромонах Моисей (Дроздов)

В первый день заболевания вирусной инфекцией существует очень действенная рекомендация – не есть, так как 70% нашего иммунитета расходуется на пищеварение.

Александр Александрович Алифанов

Мы отдельно сделаем передачу о простудах, потому что сухое голодание 36 часов – самый быстрый способ излечиться от вирусной простуды, но начинать надо с первого дня. Вирусам нечего «кушать», не на чем размножаться. Вирус гриппа может присутствовать в организме до 1,5 лет после окончания болезни.

Не зная многого, Леонид Михайлович Чичагов обладал Божественым даром предвидения основных принципов медицинской науки. Нам нужно эти принципы не только изучать, но и двигать в народ, потому что люди с медицинским образованием к большому сожалению поступают наоборот.

Зачитаю еще одно высказывание владыки Серафима (Чичагова): «Не надо спешить лечить. Природа, действующая самостоятельно и противодействующая всему неестественному, излечивает наши болезни».

Если в Германии больной приходит с насморком и температурой к врачу, ему говорят – иди, неделю отлежишься, надо будет – придешь. Не начинают сразу лечить. Почему у нас врачи сразу же бросаются лечить? Нужно использовать опыт Л.М. Чичагова. Что такое природа, действующая самостоятельно? Это саногенез, самоисцеление. Один из моих учителей профессор Алексей Николаевич Кокосов создал учение о саногенезе. Он всегда говорил: почему изучают только патологические изменения организма в ответ на внедрение какой-то болезни, болезнетворного агента? Почему изучают только патогенез? Почему не изучают здоровый ответ организма на удаление этого болезнетворного элемента, саногенез? А.Н. Кокосов издал книгу «Саногенез», солидный научный труд, монографию. К этому А.Н.Кокосов пришел научным, материальным путем – пришел к тому, что прозрел на 100 лет ранее владыка Серафим.

Е е лесиовская

Архимандрит Серафим

Владыка Серафим (Чичагов) предвидел величайшую катастрофу, которая случится с миллионами русских людей в 21 веке. Никто пока этого не знает. Он цитирует профессора Гергарта. «Диагноз должен обнимать все болезненные изменения, происшедшие в больном организме, как в физиологическом, так и в анатомическом отношении, не ограничиваясь одним навязыванием ярлыка болезни, а разъясняя способ происхождения болезненных явлений и взаимные между ними отношения».

Взять хотя бы историю с гипертонической болезнью. Я вижу миллионы катастроф. Через 10-20 лет это поймут все. Гипертонической болезни не существует вообще. Еще самый первый академик АМН СССР Георгий Федорович Ланг написал книгу о гипертонической болезни. Он писал в ней, что на самом деле гипертонической болезни не существует, потому что высокое давление – это симптом, который возникает в ответ на какие-то изменения в человеческом организме. У одного больные почки, у другого – нервы, у третьего высокое давление вследствие приема каких-то лекарств, четвертый переедает соли и так далее. Это не одна болезнь, а группа симптомов при разных болезнях. Сейчас, к большому сожалению, наука все упростила для того, чтобы давать лекарства. Вот болезнь – вот вам лекарство. Все находятся в обольщении, что лекарством можно вылечить болезнь. Никогда гипертоническую болезнь вылечить невозможно.

Как-то к Сергею Петровичу Боткину пришел пациент – очень богатый купец, болеющий сахарным диабетом. Он был килограмм за сто весом, страдал от очень высокого давления. Разговор происходил в Петербурге. С.П. Боткин сказал пациенту, что через полгода он будет в Крыму. Берите с собой котомку, денег не берите. Придете пешком в Крым – там и поговорим. Купец поверил великому врачу. Все бросил и пошел пешком в Крым. Пришел в Крым исхудавший, без гипертонии и без диабета. Не нужно сразу же бросаться пить таблетки. Диабет второго типа – это естественный процесс для постаревшего организма, когда избыток сахаров, который сладкоежка употребляет, не сжигается в мышцах в присутствии кислорода. Поэтому, если вы употребляете углеводистую пищу, вы должны много ходить на воздухе или заниматься физическим трудом, чтобы избыток глюкозы сжечь, иначе сахар в крови будет избыточный.

На самом деле, нужно сначала разобраться, что происходит в организме в целом, и дать больному человеку рекомендацию. Книга «Медицинские беседы» владыки Серафима (Чичагова) – это двухтомник. Пытливому уму есть, что почитать. Язык книги 19 века нужно уметь перевести применительно к современным научным достижениям клинической фармакологии. Л.М. Чичагов говорит о новой фармакологии, о том, что он создал новую фармакологию – более осторожную, более ответственную по отношению к больному.

Е е лесиовская

Серафим, митрополит Ленинградский

«Мне по крайней мере ясно, что мера лекарства должна равняться тому количеству, которое будучи принято, не достигает желудка и расходуется на смачивание слизистой оболочки рта, горла и пищевода. В виду этого, все лекарства должны даваться в размере одной чайной ложки. Затем, естественный вывод из этих правил: лекарства должны быть так дозированы, чтобы не оказывать неблагоприятного влияния на пищеварение».

Это очень важно. Если лекарство проглатывается, оно идет в желудок, кишечник, всасывается оттуда через печень, и только потом из печени разносится по всему человеческому организму. Если человек употребляет лекарства из ротовой полости, например, лекарства, разжижающие кровь, люди капают под язык, у них проходит сердечный приступ в течение двух минут. Из-под языка происходит молниеносное всасывание лекарственных действующих веществ в кровь. Наступает просветление – молниеносно улучшается кровообращение в мозге. Вещество действует, минуя печень, что очень мудро.

Некоторые члены православной общественности осудили святого Серафима (Чичагова). Пишут, что артиллерист залез, куда не надо, в нашу медицину; и что он ничего не понимает. Он – человек военный. Для военного очень важно выйти на поле боя и быстро оценить главные моменты. Бой идет в данном случае в медицине – бой с болезнью. Л.М.Чичагов, как бывший военный, полковник, в медицине выбрал самые главные, самые основополагающие принципы. «Главное – не навредить», — основной принцип медицины.Чтобы оценить что-то в системе владыки Серафима (Чичагова), нужно знать законы клинической фармакологии, о которых мы вам и рассказываем.

Иеромонах Моисей (Дроздов)

Некоторые люди, которые считают, что имеют право критиковать эту систему, не прислушиваются к мнению даже профессоров фармакотерапии, в частности к мнению Киселевой Татьяны Леонидовны. Она выпустила книгу о системе владыки Серафима. В ней конкретно указала, что можно, а что нельзя брать из этой системы. Ему даже вменяли в вину недочеты с точки зрения богословской науки, обвиняли в ереси.

Церковь оценила владыку Серафима, канонизировав его в лике святых, за его мученический подвиг. Он пострадал и отдал свою жизнь за веру.К медицине это, якобы, никакого отношения не имеет. Его медицинские исследования, труды, и его жизненный подвиг, за который владыка Серафим признан святым, стоят отдельно друг от друга. К его учению из-за уважения к высокому рангу святости надо присмотреться и определить, что можно, что нельзя, что устарело, — что взять из его учения в сегодняшнее время.

 

Е е лесиовская

Фотография владыки Серафима из уголовного дела, 1937 год.

Расстрелян 11 декабря 1937 на полигоне НКВД в поселке Бутово.

Спустя 50 лет, 10 ноября 1988 года, был полностью реабилитирован.

Александр Александрович Алифанов

Наверно, святые люди получают богодухновенные указания, они прозревают. Мы читаем в Акафисте владыке Серафиму: «Радуйся, к деянию богомыслиеприложивый. Радуйся, премудрости Божией дивный стяжателю. Радуйся, многими дарованиями от Господа украшенный».

Тысячи врачей закончили институт с красным дипломом, и им Господь не дар такого дарования лечить. Ну что сделаешь. Не дал Бог.

Между прочим, Леонид Михайлович Чичаговбыл духовным чадом и учеником священника Иоанна Сергиева (праведый Иоанн Кронштадтский). По его благословению вышел в отставку и принял духовный сан. Когда Леонид Михайлович Чичагов был еще в миру, его духовный отец Иоанн Кронштадтский благословил его лечить больных. Какое право мы имеем осуждать святого, когда такие люди, ставшие святыми, как святой праведный Иоанн Кронштадтский, благословили на лечение людей Л.М. Чичагова.

Что касается предохранительной медицины, сейчас много говорят о профилактике. Проводятся диспансеризации, на которые расходуются миллиарды рублей. Вот что пишет о профилактике Л.М. Чичагов:

«На основании только что изложенного, я полагаю, что истинная предохранительная медицина создалась в моей системе лечения, которая обняла все важные медицинские вопросы и с таким торжеством разрешила их в пользу страждущего человечества».

Да, Леонид Михайлович описал все эти принципы клинической фармакологии, которые мы с вами обсудили. Страждущее человечество хочет, чтобы его не отравляли ядами, чтобы учитывались все его болячки, чтобы лекарства не давали по 12 штук, горстями, каждый день, а давали по одному – два. К большому сожалению, страждущее человечество опять не получило того, о чем мечтал Л.М. Чичагов.

Иеромонах Моисей (Дроздов)

Есть, к сожалению, такие силы, которые говорят, что человечества должно быть не очень много – некий золотой миллиард, а остальные должны пострадать и уйти из этого мира. Этим силам на руку те пагубные тенденции, которые есть в современной медицине. Они эти тенденции используют, чтобы выровнять демографическую ситуацию в свою пользу.

Александр Александрович Алифанов

Подытоживая сказанное, я зачитаю краткий перечень прозрений владыки Серафима, которые совпали с позднейшими открытиями фундаментальной медицинской науки 21 века.

— Отказ от ядов. Главное — не навредить.

— Переход от синтетических средств к фитотерапии и гомеопатии.

— Указание на саногенез, как возможность самовыздоровления.

— Диагностика, исходящая из результатов лечения.

— Малые дозы лекарств.

— Индивидуальный подбор доз.

— Отказ от многосмешения лекарств, избегание полипрагмазии.

— Возвращение равновесия здоровья.

— Очищение крови элиминационной терапией – лечебное голодание.

— Восстановление артериального и венозного кровообращения.

— Восстановление работы органов – гепатопротекторы, нефропротекторы и прочее.

— Признание повышенной температуры как полезного защитного механизма для человека.

— Непривязанность к одному диагнозу. Интегративный подход.

— Профилактическая направленность.

Сегодня нам пришлось оправдать святого. Думаю нам, хотя бы частично, это удалось. Слава Богу!

Иеромонах Моисей (Дроздов)

Хотел бы порекомендовать Вам и нашим зрителям, слушателям книгу митрополита Афанасия Лимасольского «Да не смущается сердце ваше…»

Е е лесиовская

Хотел бы пожелать всем нам, чтобы сердце наше не смущалось, и чтобы мы пользовались тем богатым наследием владыки Серафима (Чичагова), которое нам оставлено.

Благодарим наших гостей, зрителей и слушателей!

Будьте здоровы и Богом хранимы!

Что почитать:

  1. Священные Писания
  2. Жития святых
  3. ЧичаговЛ.М. (митрополит Серафим) «Медицинские беседы» http://med-besedy.ru/
  4. Митрополит Афанасий Лимасольский «Да не смущается сердце ваше…»
  5. «Избавление от недугов» тома 1-3/ А.А. Алифанов – СПб., Контраст.2018
  6. Материалы сайта врача Алифанова А.А. http://rpmp.ru/index.html
  7. Материалы сайта врача Алифанова А.А. Монастырская фитоаптека http://rpmp.ru/articles/apteka.html

 

Если у Вас возникли вопросы,
воспользуйтесь формой для связи:



Источник: montrav.ru


Добавить комментарий