Галодиф инструкция по применению

Галодиф инструкция по применению

Гордость ТПУ

Политехники разрабатывают препараты нового поколения

На кафедре биотехнологии и органической химии ТПУ сегодня работают над созданием современных лекарственных средств по лечению алкоголизма и эпилепсии. Мы попросили научного руководителя проектов профессора Виктора Филимонова рассказать о том, насколько перспективны эти направления и чем лекарства политехников отличаются от существующих препаратов.

Досье

Виктор Дмитриевич Филимонов

Родился 26 марта 1945 года в городе Иваново. Доктор химических наук, профессор кафедры биотехнологий и органической химии, Соросовский профессор (1994, 2000, 2001 г.), заслуженный химик РФ (1996 г.). Выпускник ТПУ (1968 г.), ученик профессора Екатерины Егоровны Сироткиной; большой вклад в становление его как ученого внес профессор Вадим Петрович Лопатинский — воспитанник научной школы томских химиков-органиков, у истоков которой стояли выдающиеся ученые — академик Николай Матвеевич Кижнер, профессора Борис Владимирович Тронов и Леонид Петрович Кулев. Более 30 лет возглавлял кафедру биотехнологии и органической химии.

— Виктор Дмитриевич, как давно на кафедре занимаются разработками препаратов от эпилепсии? Ведь эта тема возникла не вчера?

— Да, мы давно занимаемся этой тематикой. Разработка противоэпилептических препаратов началась на кафедре в конце 50-х годов известным ученым Леонидом Петровичем Кулевым. Под его руководством велись успешные работы по синтезу новых лекарственных веществ. В содружестве с коллегами из медицинского университета были созданы эффективные отечественные препараты для лечения эпилепсии — «Бензонал» и «Бензобамил», которые и по сей день являются актуальными и продолжают выпускаться. Эпилепсия — это хроническое заболевание, пациенты вынуждены принимать препараты всю свою жизнь. Поэтому эти лекарства называют «крупнотоннажными» — их нужно выпускать очень много. В 80–90-е годы мы разработали более совершенные противосудорожные препараты «Галодиф» и «Галонал». В середине 90- х работы были прекращены по понятным причинам. Но сейчас эти разработки возродились на совершенно новом качественном научном уровне.

— В чем эти новшества?

— Возьмем средство «Галодиф». Оно представляет рацемическую смесь двух оптических изомеров. При этом биологической активностью обладает лишь один из них. В лучшем случае второй является безвредным балластом, в худшем — дает побочные эффекты. Таких препаратов довольно много. Была история в 50–60-е годы с зарубежным препаратом «Талидомидом». Он получил широкую известность как хорошее успокаивающее лекарственное средство. Но когда его стали принимать беременные женщины, родилось несколько тысяч детей с патологиями и уродствами. Его запретили, стали разбираться, в чем дело. Препарат этот — смесь двух оптических изомеров. Один из них и обеспечивал эти плохие последствия — так называемый тератогенный эффект. Второй же оптический изомер действовал нормально. С тех пор акценты в разработке лекарств делаются не на рацемические смеси, а на то, чтобы получить и исследовать отдельно оба оптических изомера. С этим и связан наш новый виток исследований. Два года назад в содружестве с томской компанией «НТМ» мы впервые получили оба оптических изомера противосудорожного препарата «Галодиф». И с тех пор идут детальные медицинские, фармакологические исследования. В результате мы надеемся выйти на создание нового препарата, гораздо эффективнее существующих. Это будет первое российское противоэпилептическое лекарственное средство, состоящее из одного изомера — энантиомерно чистое. Над этой задачей работает целая группа ученых, выполняется диссертационная работа аспиранткой Верой Куксенок.

— В России и мире сегодня существует много препаратов от эпилепсии, в чем уникальность вашего?

— Лекарств действительно много. Их и должно быть много, ведь видов эпилепсии — множество. И нет средства, которое помогало бы одинаково при всех видах. Наш препарат отличается от других тем, что он совсем не токсичен. Важно, что побочных эффектов у него нет и его можно использовать в больших дозах. Создан препарат на основе производных мочевины. Это природное вещество, которое вырабатывается организмом, и поэтому лекарство на его основе воспринимается хорошо. Хотя абсолютно безвредных лекарств не бывает.

— Вы разрабатываете лекарства не только от эпилепсии, но и от алкогольной зависимости. Как они связаны?

— Говоря простым языком, и эпилепсия, и алкоголизм связаны с мозговой деятельностью. Были предположения, что подобные препараты могут помочь при лечении алкоголизма и даже наркотических зависимостей. К нам обратились ученые из НИИ психического здоровья Сибирского отделения РАМН с предложением совместных исследований. Мы получили в лаборатории несколько видов веществ, которые потенциально могли бы обладать таким противоалкогольным действием. Испытания в Новосибирске на животных прошли успешно. Препарат облегчает абстинентный синдром, снижает склонность к потреблению алкоголя. Что интересно, чтобы проверить действие нашего препарата во время испытаний, новосибирским коллегам пришлось много мышей сделать алкоголиками, а потом лечить их. Сегодня мы ждем официальные документы, подтверждающие результаты испытаний. Эти лекарства также разработаны на основе производных мочевины и безвредны. Вариантов препарата несколько, и нам предстоит работа по синтезированию соединений, после испытаний выберем самое эффективное средство.

— Как финансируется этот проект? Есть ли у вас потенциальные инвесторы?

— Пока эта инициативная тема, мы ищем инвесторов. Создание лекарств — очень дорогой и долгий процесс. Но так как у нас есть большой задел в этом проекте, то сроки существенно сокращаются. Можно создать новое лекарство буквально за год-полтора. Хотя выпустить на рынок новые препараты в нашей стране невероятно трудно. За рубежом крупные фармкорпорации покупают разработки у ученых, а дальше патентами и внедрением занимаются сами. У нас такого механизма нет.

— Вы занимаетесь и другими перспективными разработками, расскажите о них.

— Совместно с томским НИИ кардиологии разрабатываем магнитно-контрастные препараты для МРТ-диагностики. Чтобы получить хорошее изображение во время магнитно-резонансной томографии, нередко в кровь пациента вводят магнитно-контрастные вещества. Это улучшает диагностику, можно раньше выявить опухоль. В России продаются только импортные препараты такого рода. Мы разработали новые оригинальные препараты. Работаем совместно с профессором НИИ кардиологии СО РАМН Владимиром Юрьевичем Усовым, профессором СибГМУ Олегом Юрьевичем Бородиным. Это первый подобный отечественный препарат, потенциально он дешевле импортных, но для внедрения необходим инвестор. Еще мы работаем над созданием принципиально новых препаратов на основе наночастиц для лечения атеросклероза. Медицинскую часть возглавляет профессор НИИ кардиологии Шамиль Джамалович Ахмедов. Другая наша разработка — радиофармпрепараты, которые содержат тот или иной радиоактивный изотоп. Их используют либо для диагностики, либо для лечения. К примеру, вводят препарат, он сосредотачивается в опухоли и благодаря излучению, скажем, изотопа йода губит ее. Эта работа проводится совместно с профессором НИИ кардиологии Юрием Борисовичем Лишмановым и профессором ТПУ Виктором Сергеевичем Скуридиным. Мы создаем основу препарата, а радиоактивную метку ставят в нашем исследовательском реакторе. Сейчас создаем и лекарство по лечению описторхоза. Причем мы получаем препараты как синтетические, так и на основе природных компонентов. Посмотрим, какие окажутся эффективнее. Так что перспективных проектов у нас немало, и главная задача — найти инвесторов для внедрения наших уникальных разработок.

Мария Алисова



Источник: za-kadry.tpu.ru


Добавить комментарий