Ирритативные нарушения сознания

Ирритативные нарушения сознания

Делирий — состояние помраченного сознания сложной ориентировкой в месте, времени, окружающей обстановке, но сохранением ориентировки в собственной личности. У больных появляются обильные обманы восприятия (галлюцинации), когда они видят несуществующие в реальности предметы, людей, слышат голоса.

Будучи абсолютно уверенными в их существовании, не могут отличить реальные события от нереальных, поэтому и поведение их обусловлено бредовой трактовкой окружающего. Отмечается сильное возбуждение, может быть страх, ужас, агрессивное поведение в зависимости от галлюцинаций.

Больные в связи с этим могут представлять опасность для себя и окружающих. По выходе из делирия память о пережитом сохраняется, в то время как реально происходившие события могут выпасть из памяти. Делириозное состояние характерно для тяжелых инфекций, отравлений.

Онейроидное состояние (сон наяву) характеризуется наплывом ярких сценоподобных галлюцинаций, часто с необычным, фантастическим содержанием. Больные созерцают эти картины, ощущают свое присутствие в разыгрывающихся событиях (как во сне), но ведут себя пассивно, как наблюдатели, в отличие от делирия, где больные активно действуют. Ориентировка в окружающем и собственной личности нарушена. Патологические видения в памяти сохраняются, но не полностью. Подобные состояния могут наблюдаться при сердечно-сосудистой декомпенсации (при пороках сердца), инфекционных заболеваниях и тд.

Аментивное состояние (аменция — глубокая степень спутанности сознания) сопровождается не только полной потерей ориентировки в окружающем, но и в собственном «Я». Окружающее воспринимается фрагментарно, бессвязно, разобщенно. Мышление также нарушено, больной не может осмыслить происходящее. Отмечаются обманы восприятия в виде галлюцинаций, что сопровождается двигательным беспокойством (обычно в пределах постели из-за тяжелого общего состояния), бессвязной речью. Возбуждение может сменяться периодами обездвиженности, беспомощности. Настроение неустойчивое: от плаксивости до немотивированной веселости. Аментивное состояние может продолжаться неделями и месяцами с небольшими светлыми промежутками. Динамика психических расстройств тесно связана с тяжестью физического состояния. Наблюдается аменция при хронических или быстро прогрессирующих заболеваниях (сепсис, раковая интоксикация), и ее наличие, как правило, свидетельствует о тяжести состояния больного.

21. Сумеречное помрачение сознания. Фуги, трансы, амбулаторные автоматизмы, сомнамбулизм. Дереализация и деперсонализация.

Сумеречное помрачение сознания — особая разновидность помрачения сознания, остро начинающаяся и внезапно прекращающаяся. Сопровождается полной потерей памяти на этот период. О содержании психопатологической продукции можно судить только по результатам поведения больного. В связи с глубоким нарушением ориентировки, возможными устрашающими галлюцинациями и бредом такой больной представляет социальную опасность. К счастью, при соматических заболеваниях это состояние встречается довольно редко и не сопровождается полной отрешенностью от окружающего, в отличие от эпилепсии.

Особенностью синдромов помрачения сознания при соматических болезнях является их стертость, кратковременность, быстрый переход от одного состояния к другому и наличие смешанных состояний.

Амбулаторный автоматизм (фуга, транс) — непроизвольное блуждание в состоянии измененного сознания. При нем окружающее воспринимается неотчетливо и смутно, но на внешние раздражители больные реагируют привычными автоматизированными действиями. Больные производят впечатление неловких, погруженных в свои мысли людей. Продолжительность нарушенного сознания — от нескольких минут до нескольких дней и недель; в последних случаях больные проделывают иногда длительные путешествия, например, могут уехать из одного города в другой. Состояние заканчивается обычно глубоким сном. Воспоминания о происшедшем отсутствуют. Сомнамбулизм (лунатизм, снохождение) наблюдается не только при эпилепсии, но и при других заболеваниях, в первую очередь при неврозах, особенно у детей и подростков. Встав с постели во время ночного сна, больные бесцельно бродят по комнате, выходят на улицу, иногда совершают опасные для своей жизни поступки, например забираются на крыши, пожарные лестницы и т. п. На задаваемые вопросы не отвечают, не узнают близких, внешне выглядят несколько растерянными. Обычно они сами через несколько минут ложатся и засыпают, иногда в самом неподходящем месте. Воспоминаний об эпизоде не сохраняется. Особые состояния — пароксизмально возникающие частичные нарушения сознания. В этих случаях расстраиваются аллопсихическая ориентировка, восприятие времени, пространства, окружающего; возникают симптомы «уже виденного», «никогда не виденного», расстройства схемы тела, оптико-вестибулярные нарушения [Гуревич М. О., 1936]. Это сопровождается аффективными расстройствами в форме тревоги, страха, растерянности и невозможностью отдать себе отчет в происходящем, но самосознание сохранено. Воспоминания о происшедшем также сохранены, к перенесенному имеется критическое отношение.

Деперсонализация (дереализация) широко распространена. Это третий по распространенности психиатрический симптом. Всегда помните, что вы не одиноки! Есть люди, которых уже посещали эти неприятные, нелогичные мысли, провоцирующие деперсонализацию. Одни специалисты рассматривают деперсонализацию как симптом тревожности, однако другие считают, что это не просто депрессия или тревога, что несмотря на близкую взаимосвязь с указанными состояниями, этот синдром имеет четкие отличия.

Практически каждый испытывает деперсонализацию разной силы в какой-то момент жизни. Причин этому множество: в большинстве случаев деперсонализации предшествует травмирующая ситуация: авария, смерть любимого человека, злоупотребление наркотиками, паническая атака.

Обычно деперсонализация уходит по завершении травмирующей ситуации или чуть позже, но для некоторых людей, длится гораздо дольше.

Почему это случается с одними и не случается с другими? Деперсонализация «поражает» людей, переживающих травмирующую ситуацию. Однако делает это с благой целью — чтобы эмоционально переместить человека от непосредственной опасности (авария, пожар и пр.), позволяя ему игнорировать чувства страха и др., которые, в обычном состоянии, подавили бы человека, и действовать рационально: выбраться из горящего дома, разбившейся машины и так далее.

Для большинства людей, деперсонализация растворяется, когда заканчивается травмирующая ситуация. Но так увы случается не всегда. Такие люди могут осознать ощущение «нахождения вне тела», которое вызывает деперсонализация, зациклиться на нём и постоянно задавать себе вопросы: «Эй, подожди-ка, почему я чувствую себя подобным образом?». Это беспокойство только усиливает тревогу и страх, которые и так присутствуют из-за ощущения деперсонализации. В результате, деперсонализация не может исчезнуть, как в большинстве случаев: ощущение деперсонализации и страха усиливается подобно кругам на воде — что приводит к стереотипу мышления, характерному для данного состояния.

Подобным образом в состояние деперсонализации могут войти люди, страдающие паническими атаками. Поскольку вокруг нет видимой опасности, им кажется, что ощущение нереальности присутствовать не должно, как в случае с реальной опасностью. Действительно, нечего опасаться! Поэтому естественно, они могут бояться этих ощущений и даже думать, что сходят с ума — когда на самом деле ничего подобного не происходит. Причин длительного нахождения в состоянии деперсонализации может быть множество, но что объединяет их все, так это сосредоточенность на деперсонализации и стремление понять, что происходит. Это ухудшает деперсонализацию подобно тому, как это делает любая крутящаяся в голове мысль (как заразная песенка). Мысль не уходит из головы потому, что человек просто не позволяет ей сделать это: травмирующая ситуация, объясняющая ощущение, давно позади, вот и возникает вопрос: «А когда все это закончится?» — деперсонализация в итоге продолжается.

22. Шизофрения. Основные клинические-динамические формы шизофрении: непрерывно текущая, периодическая, приступообразно-прогредиентная. Исходы болезни. Особенности течения шизофрении в детском возрасте.

Шизофрения относится к психическому заболеванию, для которого характерно нарастание психических изменений: мышления, восприятия, чувств, речи, мотиваций. Существуют следующие формы шизофрении: шизофрения с непрекращающимся течением, с симптоматикой мерцающего характера; циркулярная периодическая шизофрения и прогредиентно-приступообразная шизофрения. Эти формы шизофрении отражают многообразие клинических проявлений. Шизофрения с непрекращающимся течением (непрерывная шизофрения) делится на злокачественно-прогредиентную (злокачественная юношеская), прогредиентную (бредовая, параноидальная), а также малопрогредиентную (вялотекущая шизофрения). 1. Злокачественная непрерывная юношеская относится к раннему слабоумию. Для этого типа характерно раннее начало болезни в пубертатный период с 14 лет, с грубой прогредиентностью, очень быстрым личностным опустошением, потерей активности, а также развитием бурных психозов. Преобладание определенных симптомов дает возможность диагностировать следующие формы злокачественной шизофрении: простая, гебефреническая, кататоническая. Простая форма шизофрении характеризуется преобладанием негативных расстройств, симптомов выпадения, для которых характерно резкая перестройка личности при отсутствии психоза. Подростки зачастую до болезни являются образцовыми в поведении, ровными в общении, прилежными в учебе, послушными, обязательными, серьезными, подающими надежды, вдумчивыми и вдруг резко меняются. Они превращаются в грубых, утрачивают интерес к делам, проявляют нетерпимость в семье, становятся равнодушными и холодными, раздражительными к самым близким. Заболевшие перестают посещать учебные заведения, бесцельно ходят по улицам, подолгу спят, лежат без цели, погруженные в свои размышления. Со временем появляется замкнутость, идущая по нарастанию и делающих больных молчаливыми. Появляется неадекватное реагирование на события. Беды их не трогают, а радостные события не волнуют. К родственникам проявляют безразличие, а порой и злобу. Изменяется их мимика, а также моторика, безразлично невыразительным делается лицо, голос становится монотонным, а также однообразным. Возникает периодически неуместный смех, несвойственные ранее неадекватные гримасы, расторможенность сексуальных влечений (мастурбация на глазах у всех), больными овладевает булимия. Больные прекращают  следить за одеждой, а также соблюдать простые правила гигиены. У многих возникает  беспричинная агрессия к окружающим, а также немотивированная жестокость. В мышлении возникают нарушения, выражающиеся в внезапных остановках, перерывах, соскакивания с мыслей. Больные шизофренией придумывают неологизмы, а сама речь заболевших может резко оборваться, не дойдя до логического конца. Многие больные погружаются в проблемы мироздания, философии, астрономии, химии, лингвистики, физики, в чем ранее вовсе не разбирались. Разговоры не несут научного подтекста, а выступают пустой болтовней. Простая форма шизофрении не несет в себе бред и галлюцинации, лишь эпизодические проявления бредовых идей и галлюцинаторных расстройств посещают заболевшего простой формой шизофрении. Без лечения в течении пяти лет наступает полное оскудение эмоций, а также снижение продуктивности, целенаправленной деятельности, утраты инициативы. При простой форме стремительно развивается шизофренический дефект, а также состояние безразличия. Кататоническая форма шизофрении также появляется в молодом возрасте. Симптоматика такова: ступор сменяющийся возбуждением с сохранением сознания. Эти явления периодически повторяются. Для больного характерно застывание на одном месте (столбняк), глядя в одну точку. Ригидный ступор может длится от часа до нескольких дней, месяцев. В таком состоянии больные отказываются от еды и приходится подключать зонд. Испражняются и мочатся они под себя. Позже, когда ступор отступает, больные рассказывают, что вокруг них происходило. Кататоническое возбуждение проявляется в повторяющихся стереотипно бесцельных действиях, которые зачастую протекают с импульсивной агрессией. Страдающие шизофренией оказывают сопротивление и делают все наоборот, что им предлагают. Срывают с себя одежду, бегают голые, наносят себе повреждения, не реагируют на происходящее. Возбуждение у заболевших сменяется мутизмом (немым возбуждением), возможно проявление вербигерации (повторение слов, лозунгов, фраз) или эхолалии (повторение чужих фраз) и эхопраксии (повторение чужой мимики, движений). Для больных с кататонической формой шизофрении свойственны стереотипии, когда наблюдается симптом последнего слова: на старый вопрос больные молчат, а на новый вопрос отвечают односложным ответом по предыдущему вопросу. Гебефреническая непрерывная юношеская шизофрения характеризуется бросающимся расстройством поведения. Больные кривляются, гримасничают, паясничают, отпускают циничные и плоские шутки. Все это напоминает детскую капризность с гротескным характером, а нелепый хохот, а также завывания отягощают окружающих. Ко всем этим проявлениям добавляются и кататонические симптомы. Больные гебефренической формой шизофрении способны кувыркаться, делать шпагат, быть агрессивными и импульсивными, проходя бить других и лезть с объятиями, беззастенчиво обнажаться на глазах у людей и  мастурбировать, стремясь схватить других за интимные места. Больные такой формой шизофрении неопрятны, нарочно мочатся, нечистоплотны, испражняются в постели, прожорливы. Через год развивается манерное слабоумие. Параноидальная форма шизофрении развивается после 20 лет. Эта болезнь развивается  медленнее и постепенно меняется личностная структура, появляется настороженность, недоверчивость, скрытность, отчужденность, замкнутость. Для личности характерно одевание в новые одежды. Им кажется, что за ними наблюдают, их посещают бредовые идеи, мерещатся секты и колдуны. Со временем больными овладевают галлюцинации. Вялотекущая непрерывная шизофрения характеризуется медленным началом с неврозоподобными проявлениями, из которых зачастую развиваются навязчивости:  мудрствования, явления умственной жвачки, нелепые страхи и неодолимость совершить дурацкий поступок, ударив туфлем прохожего. Таким больным свойственна вялость, быстрая утомляемость, узкий круг интересов (аутизм), утрата активности и аппетита (анорексия), погружение в собственный мир фантазий, собирание нелепейших коллекций. 2. Циркулярная периодическая форма шизофрении отличается развитием аффективных депрессивных, а также маниакальных фаз с бредовыми идеями, галлюцинаторными и псевдогаллюцинаторными расстройствами. Клиника напоминает атипичный аффективный психоз. Больные жалуются на открытость мыслей и их звучание, озабоченность, вялость, страхи, нарушение сна. 3. Прогредиентно-приступообразная шизофрения является смешанной формой, которая объединяет непрерывную, циркулярную шизофрению. Таких больных большинство. Больные замкнуты, неразговорчивы, угрюмы, настороженны, замечается субдепрессивный фон настроения. Далее разворачивается картина с чувственным бредом в комплексе с растерянностью или бредом особого значения. Картина становится очень сложной, развивается приступ паранойяльного бреда. Заболевшие такой формой шизофрении становятся сдержанными, менее общительными. С годами присоединяется психоз, признаки мании и депрессии. С годами приступы становятся частыми, сложными и личность сильно меняется.

Основные симптомы ранней детской шизофрении. Возникновение заболевания сопровождается появлением целого ряда симптомов. Еще в младенчестве у ребенка можно отметить ряд психофизиологических особенностей, свидетельствующих о нарушениях в сфере формирования потребностей. У детей отмечаются приступы тревожного плача, общего беспокойства с нарушениями сна в ночное время и последующей плаксивостью в дневное время; снижается аппетит, дети начинают отказываться от грудного кормления; можно отметить двигательную пассивность либо чрезмерную возбудимость, плохое развитие моторики. Выступает диссоциация развития в виде парадоксальных реакций: полное отсутствие реакций на грубый для ребенка дискомфорт – мокрые пеленки, одиночество, громкий шум – и наличие чрезмерных реакций неудовольствия на прикосновение, купание, ласку, тихие звуки. Комплекс дисфункций психофизического развития развертывается на фоне дефицитарности психической деятельности: у них наблюдается слабость «коммуникативных связей», эмоционально-волевых реакций. Отмечается особое гипомимическое выражение лица ребенка с отсутствием «ищущего» вгляда, задержки предречевого развития при нормальном слухе, отсутствие коммуникативного характера голосовых реакций, бедность и невыразительность звукопроизношения, рудиментарность «комплекса оживления» на появление родных и близких; отсутствие инициативного поведения, выражающегося в стремлении привлечь к себе внимание близких улыбкой, голосом, движением; позднее – в стремлении привлечь к себе внимание взрослого к игрушкам, вступить с ним в игровой или деловой контакт. Наибольшую прогностическую информативную ценность представляют состояния двигательного возбуждения на индифферентном эмоциональном фоне, которые сочетаются с регрессом в моторике и могут рассматриваться как неблагоприятные. В дошкольный период развития ребенка наблюдается: дефицит активности в отношении бытовых правил, а также правил взаимоотношений; дефицит общения, при котором страдают в развитии формы активной речи (спонтанность, выразительность, артикуляция), а отсюда страдает и коммуникативная функция речи, обращенная речь; усвоение языка (пассивная речь) развивается нормально, в некоторых случаях даже с опережением; дети реже жалуются; на конфликтные ситуации отвечают либо криком и агрессивными действиями, либо занимают пассивно-оборонительную позицию. На фоне соответствующего возрасту или опережающего интеллектуального и речевого развития отмечается недостаточное развитие практических навыков, плохая адаптация к новым условиям, черты необычности и чудаковатости в поведении, речи и мышлении. Очень высок уровень реактивного общения при дефиците инициативного. У некоторых детей можно констатировать наличие черт аутизма. Ведущая деятельность в этом возрасте – игра. Игры у детей настолько индивидуальны и своеобразны, что другие дети не могут принимать в них участие. Совершенно отсутствует ролевая игра. Однако детей можно привлечь к участию в «играх с правилами», которые характеризуются наличием четко установленных правил и жесткой последовательностью действий и событий. В период младшего школьного возраста у детей отмечается: высокий уровень развития обобщения по формальным признакам (плащ и ночь могут обобщаться на том основании, что они могут быть длинными); формальная сохранность интеллекта, склонность к схематизму, формально-отвлеченному мышлению; отставание в приобретении, усвоении и обобщении опыта, который несет общение. В этот период ведущей деятельностью является учебная – в связи с ранним развитием формально-логического мышления, высокой способности к абстракции они проявляют, по сравнению со своими сверстниками, большую склонность к классификациям разного рода, к построениям схем, таблиц и графиков, формальному анализу слов, готовность к неожиданным ассоциациям и сопоставлениям, умственным изобретениям. В сфере развлечений отмечается однообразный и односторонний их характер. Это либо оторванные от действительности бессодержательные увлечения, либо это деятельность, в которой отражаются определенные стороны действительности, но прежде всего формальные, одномерные. При общении у таких детей отсутствует мотивация быть понятыми другими. Вследствие недостаточной направленности на общение и усвоение социальных нормативов у ребенка значительно затруднено формирование соответствующих мотивов учебной деятельности. Шизофрения остается заболеванием, причины которого точно неизвестны. Клинические ее особенности, варианты течения, характер основных расстройств, исходы, особенности семейного фона – все это позволяет выделять ее у лиц зрелого возраста как генетически обусловленную форму. Правомерно ли выделение шизофрении раннего детства или было бы правильнее относить психоз у ребенка из-за малой его дифференцированности к кругу препсихотических состояний, синдрому раннего детского аутизма? Клинические обследования детей показали, что у ребенка данной группы уже имеется шизофрения с присущей ей клинической картиной и близкими для больных всех других возрастных групп типами течения. Поэтому правомерно говорить о выделении ранней детской шизофрении в отдельную отрасль для изучения и клинической работы.



Источник: studfile.net


Добавить комментарий

Adblock
detector