Ронколейкином

Ронколейкином

Авт. состав.: Егорова В.Н., Попович А.М.
СПб.: изд-во «Альтернативная полиграфия», 2004. 48 с.

РОНКОЛЕЙКИН®
результаты клинических испытаний

ИММУНОТЕРАПИЯ ЦИТОКИНАМИ

Цитокины это класс растворимых полипептидных молекул, секретируемых активированными клетками иммунной системы (в некоторых случаях — клетками неиммунной природы) и выполняющих сигнальную и регуляторную функцию короткодистантных межклеточных коммуникаций, необходимых для развития и функционирования иммунной системы, а также взаимодействия ее с другими системами организма. Эти биорегуляторные молекулы определяют тип и длительность иммунного ответа, контролируют пролиферацию клеток, ангиогенез, гемопоэз, воспаление, репарацию и регенерацию тканей и многие другие процессы, связанные с активной защитой организма от биологической агрессии.

Цитокины действуют на основе рецепторного механизма и лишены специфичности в отношении антигенов. К цитокинам относятся интерлейкины, интерфероны, хемокины, факторы некроза опухоли, колониестимулирующие факторы. Образуемая ими система регуляции иммунного ответа — «цитокиновая сеть» — включает клетки-продуценты, цитокины, клетки-мишени с рецепторами, специфичными для конкретных цитокинов, и, в ряде случаев, антагонисты цитокинов или их рецепторов.

Цитокины обладают следующими свойствами:

  • избыточность — одни и те же цитокины вырабатываются клетками различных типов,
  • плейотропность — одни и те же цитокины могут действовать на различные клетки мишени,
  • синергизм — для развития некоторых иммунных реакций необходимо совместное действие цитокинов,
  • антагонизм — одни цитокины могут подавлять действие других,
  • каскадность — при развитии иммунного ответа способность одних цитокинов усиливать или ослаблять продукцию других цитокинов обусловливает важные активирующие или супрессорные регуляторные механизмы.

    Цитокиновая регуляция функций клеток-мишеней осуществляется по аутокринному, паракринному или эндокринному механизмам. Ответ клетки на цитокин зависит от следующих факторов: типа иммунной клетки, ее исходной функциональной активности, присутствия на клеточной мембране рецептора к цитокину, локальной концентрации цитокина в среде около клетки, присутствия других медиаторных молекул на мембране иммунной клетки или в окружающей ее среде.

    История изучения цитокинов началась относительно недавно — первое сообщение об интерфероне было в 1957 г. В 70-80 г.г. ХХ века произошел бум открытий цитокинов и их рецепторов. Сейчас уже известно несколько десятков цитокинов в иммунной системе человека, и на основе некоторых из них созданы иммуномодулирующие препараты. С начала 90 г.г. прошлого века проблема исследования цитокинов в иммунопатогенезе различных заболеваний развивается стремительно и находится в центре внимания фундаментальной и клинической иммунологии и связанных с ней медицинских дисциплин. В этот период начинаются широкомасштабные клинические исследования первых генноинженерных препаратов цитокинов. Особые надежды возлагаются на применение цитокинов для лечения таких заболеваний, как рак и ВИЧ-инфекция. Одним из первых в клинической практике получил признание рекомбинантный интерлейкин-2 — IL-2. Сейчас препараты на основе интерлейкина-2 являются наиболее широко используемыми цитокиновыми иммуномодуляторами как у нас в стране, так и за рубежом.

    Преимущества цитокиновых препаратов по сравнению с другими иммуномодуляторами очевидны:

  • эффективность цитокиновых препаратов подтверждена результатами международных многоцентровых рандомизированных научных исследований (на протяжении более, чем 15 лет),
  • в настоящее время разработаны международные методические стандарты назначения цитокиновых препаратов при лечении конкретных заболеваний и иммунологических нарушений,
  • при применении рекомбинантных цитокинов возможно точное прогнозирование и контроль иммунного эффекта,
  • выраженность иммунотерапевтического эффекта зависит от применяемой дозы цитокинового препарата,
  • высокая иммунотропная активность цитокинов достигается при использовании небольших терапевтических доз,
  • рекомбинантные цитокины обладают намного более выраженным и селективным иммунокорригирующим эффектом по сравнению с современными неспецифическими иммуномодуляторами.

    Интерлейкин-2 явился исторически первым цитокином, который был идентифицирован и описан на молекулярном уровне как фактор роста Т-клеток (T cell growth factor — TCGF) [Morgan et al., 1976]. В 1979 году на конференции в городе Ermatingen (Швейцария) предложена ныне действующая номенклатура иммунных медиаторов, и для обозначения молекул, передающих сигнальную информацию между лейкоцитами, введен термин «интерлейкин». Это заставило переименовать TCGF в интерлейкин-2 (IL-2). Дальнейшее изучение IL-2 условно можно разделить на 3 фазы: первоначально — детальная характеристика биологической активности [Morgan et al., 1976; Gillis and Smith, 1977,1978; Baker et al., 1978,1979], в дальнейшем — исследование биохимического строения молекулы [Robb and Smith, 1981, 1983] и в завершении — идентификация структуры гена IL-2 [Robb and Smith, 1981, 1983; Taniguchi et al., 1983].

    Появление рекомбинантных препаратов на основе IL-2 для клинического применения, начиная с 1983 года, оказалось возможным после выяснения структуры и клонирования гена IL-2. Сотрудниками российской фирмы ООО «БИОТЕХ», организованной на базе лаборатории биохимической генетики Санкт-Петербургского государственного университета, уже к 1988 году был создан биотехнологический препарат рекомбинантного IL-2 (rIL-2) — Ронколейкин®, получаемый из клеток продуцента — рекомбинантного штамма непатогенных пекарских дрожжей вида Saccharomyces cerevisiae. Ронколейкин® — полный структурный и функциональный аналог эндогенного IL-2, обладающий тем же спектром функциональной активности. Он способен восполнять дефицит IL-2 и воспроизводит его эффекты как одного из ключевых компонентов цитокиновой сети [13-17, 18, 19, 20, 24, 28].

    За рубежом одними из первых подобными разработками начали заниматься американские корпорации Сetus и затем Chiron (Emeryville, CA, USA), а также европейские EuroCetus (Amsterdam, Netherlands) и корпорация F.Hoffman-LaRoche ltd. (Франция). FDA (Американская Ассоциация по контролю за пищевыми продуктами и лекарственными препаратами) выдала первую лицензию на использование препарата rIL-2 для лечения пациентов с метастатическим почечноклеточным раком 5 мая 1992 года. В России в 1995 году был получен патент на способ лечения иммуносупрессии при сепсисе с помощью препарата rIL-2 — Ронколейкина® (дата приоритета 28.03.1995).[38]

    В отличие от Ронколейкина® зарубежные препараты rIL-2 — Proleukin®, Aldesleukin® (Cetus, Eurocetus, Chiron) и Teceleukin® (F.Hoffman-LaRoche ltd.) — получают на основе другого продуцента — рекомбинантных штаммов бактерии E.coli. Кроме того, активное начало указанных зарубежных аналогов (rIL-2) является белком-мутеином, отличаясь от природного IL-2 по аминокислотной последовательности. Клиническое применение этих препаратов выявило большое количество побочных эффектов, а также высокую стоимость для потребителя по сравнению с российским Ронколейкином®. Также, вследствие технологических особенностей, иммунологическая активность in vitro и in vivo всех препаратов (при сравнении различных зарубежных препаратов и российских по отношению к зарубежным) значительно различается между собой. Это необходимо учитывать, рассчитывая дозу, при назначении препаратов rIL-2 пациенту [28, 45, 46]. Около двух лет назад на мировом рынке биотехнологических иммуномодуляторов появился новый препарат rIL-2 под торговым названием Albuleukin© (albumin-interleukin-2, Human Genome Sciences, Inc.), созданный на основе продуцента, идентичного продуценту Ронколейкина® (Saccharomyces cerevisiae), что еще раз подтверждает признание такой технологии производства rIL-2 не только у нас в стране, но и в высокотехнологичных зарубежных государствах.

    Биологическая роль эндогенного IL-2. Для понимания механизмов действия препаратов на основе IL-2 крайне важно учитывать иммунологическую роль эндогенного IL-2 и все факторы микроокружения, влияющие на его иммунотерапевтическую активность.

    Структура и происхождение эндогенного IL-2. IL-2 относится к семейству цитокинов-гематопоэтинов, которое включает также гормон роста, пролактин, IL-3, IL-4, IL-5, IL-6, IL-7, IL-9, IL-10, IL-11, IL-13, IL-15, GM-CSF и др. Ген IL-2 расположен в 4-ой хромосоме и кодирует 153 аминокислоты предшественника, где первые 20 аминокислот являются секреторной сигнальной последовательностью, которая отщепляется по завершении процессинга. Зрелый белок является глобулярным гликопротеином, содержит 133 аминокислотных остатка и имеет молекулярную массу 15 420 Да (в гликолизированной форме — 17-22 кДа) [50].

    Молекула IL-2 имеет один участок гликолизирования, который не влияет на функцию, но сказывается на длительности пребывания молекулы в циркуляции. В молекуле имеется три цистеиновых остатка в положениях 58, 105 и 125, вследствие чего он способен к образованию различных внутри- и межмолекулярных дисульфидных связей [43]. Наибольшей биологической активностью обладает молекула IL-2, имеющая дисульфидную связь Cys58/Cys105 и свободную сульфгидрильную группу в положении 125. Приобретение молекулой рекомбинантного IL-2 третичной структуры, сопровождаемой образованием дисульфидного мостика Cys58/Cys105, приводит в переходу rIL-2 из восстановленной формы в окисленную и изменению его активности.

    Т-лимфоциты являются единственными клетками, которые способны экспрессировать ген IL-2 и его экспрессия строго контролируется антигенраспознающим комплексом Т-лимфоцитов (TCR) [Smith, 1980; Taniguchi et al., 1983; Meuer et al., 1984]. Экспрессия гена IL-2 происходит параллельно с активацией клетки, достигает максимума через 8-16 часов, когда клетка находится в фазе G1b и прекращается через сутки. IL-2 индуцирует пролиферацию клеток за счет эффекта преодоления «точки рестрикции» между фазами клеточного цикла G1a и G1b (главное препятствие для вступления лимфоцитов в митоз). Этот механизм был впервые описан Pardee A.B. у активированных фибробластов. Секреция IL-2 выявляется через 3-4 ч после стимуляции, достигает пика через 8-12 ч (раньше секреции других лимфокинов) и прекращается через 24 ч. In vivo синтез IL-2 достигает максимума через 1-3 сут. после иммунизации и сохраняется в течение 12 сут.

    Основными эндогенными продуцентами IL-2 являются активированные Th1 CD4+ лимфоциты (90% продукции эндогенного IL-2), а также цитотоксические СD8+ лимфоциты (10% продукции эндогенного IL-2) [42, 54].

    Рецепторы к IL-2. Высокоаффинный рецептор для IL-2 состоит из 3 цепей: легкая a-цепь (CD25), тяжелая b-цепь (CD122) и g-цепь (p64,CD132). a-цепь связывает лиганд, b- и g-цепи обеспечивают проведение сигнала. Сама по себе a-цепь способна связываться с IL-2 с низким сродством, что не обеспечивает поглощение (интернализацию) образуемого комплекса и включения ростового сигнала. Тяжелая b-цепь для IL-2, имеющаяся на мембране покоящихся Т-клеток, NK-клеток и моноцитов, ответственна за интернализацию комплекса цитокина и рецептора и передачу сигнала в клетку. g-цепь спонтанно экспрессируется на поверхности лимфоцитов, ее комбинация с b-цепью формирует рецептор промежуточной аффинности на NK- клетках [42, 54].

    Клетки-мишени для IL-2. ИЛ-2 обладает относительно узким спектром мишеней среди иммуннокомпетентных клеток. Основные из них — активированные Т- и В-лимфоциты и, NK-клетки, для которых он является фактором роста и дифференцировки (рис.1). IL-2 воздействует также на моноциты, несущие рецептор для IL-2 на своей поверхности, усиливая генерацию активных форм кислорода и перекисей.

    Рис.1 Клетки-мишени иммунной системы для ИЛ-2
    (по J. Theze, 1999 с изменениями А.М. Поповича)

    Т-лимфоциты. Главная роль IL-2 для активированных антигеном CD4+ и СD8+ лимфоцитов — это стимуляция их пролиферации. Воздействуя на Т-лимфоциты, IL-2 влияет на секрецию многих цитокинов и экспрессию соответствующих рецепторов (рис. 2). IL-2 способствует реализации функции CD4+ лимфоцитов, усиливая выработку IFNg и др. IL-2 предохраняет активированные Т-клетки от апоптоза, препятствует развитию иммунологической толерантности и способен ее отменять. Оказывая аутокринное воздействие на Th1 клетки и паракринное на субпопуляцию Th2, IL-2 оказывает влияния на Th1/Th2 баланс. ИЛ-2 служит ростовым и дифференцировочным фактором для CD8+ лимфоцитов, стимулирует их цитотоксическую активность. После первичного иммунного ответа IL-2 способствует формированию популяции Т-клеток памяти [Ehlers and Smith, 1991].

    В-лимфоциты. Активированные В-лимфоциты экспрессируют высокоаффинный IL-2R и отвечают на IL-2. В противоположность Т-лимфоцитам, IL-2 не является для В-лимфоцитов необходимым фактором роста, но влияет на некоторые этапы транскрипции. IL-2 может повышать синтез IgM, IgG, IgA плазматическими клетками, в некоторых случаях позволяет обойти Ir-генный контроль антителообразования. Ответ В-лимфоцитов на IL-2 зависит от характера стимуляции. Например, ЛПС является мощным стимулятром, а IL-4, IL-5 и трансформирующий фактор роста не оказывают влияния на выбор изотипа антител.

    Рис. 2 Роль IL-2 в регуляции иммуного ответа

    NK-клетки. NK-клетки выполняют главную роль в защите организма от вирусов и опухолевых клеток. В большинстве случаев IL-2 при воздействии на NK-клетки увеличивает их цитотоксическую активность, расширяет спектр цитотоксического действия, но практически не влияет на их пролиферацию. Но отдельные NK-клетки, экспрессирующие высокоафинный IL-2R (LAK-клетки), в культуре мононуклеаров отвечают на стимуляцию IL-2 как повышением цитотоксичности, так и усилением пролиферации [32]. Этот механизм положен в основу т.н. ЛАК-терапии и TIL-терапии опухолей с помощью рекомбинантных препаратов IL-2.

    Моноциты. IL-2 при воздействии на моноциты стимулирует их способность уничтожать опухолевые клетки и бактерии. IFN и липополисахарид стимулируют экспрессию высокоафинного IL-2R на мембране моноцитов, повышая их восприимчивость к IL-2. В результате стимуляции IL-2 моноциты вырабатывают большое количество биологически активных веществ и медиаторов воспаления: свободные формы кислорода, H2O2, простагландин Е2, тромбоксан В2, TNF-a (фактор некроза опухоли ). Большая часть этих соединений является причиной побочных реакций у пациентов при лечении препаратами rIL-2. Поэтому для купирования этих нежелательных реакций при введении rIL-2 используются НПВП (нестероидные противовоспалительные препараты).

    Нейтрофильные гранулоциты. IL-2 значительно повышает антимикотическую (противогрибковую) активность нейтрофилов за счет стимуляции у них продукции лактоферрина и TNF-a .

    Таким образом, интерлейкин-2 является плейотропным цитокином, относящимся к группе цитокинов-гемапоэтинов, имеет основное значение как ростовой фактор, оказывает влияние на неспецифическое (NK-клетки и моноциты) звено иммунитета и на специфический антигензависимый иммунный ответ, реализующийся через Т- и В-лимфоциты .

    Воздействие IL-2 на другие виды клеток. IL-2 повышает образование эозинофилов и тромбоцитов, но подавляет миелоидный и эритроидный ростки кроветворения, способствует развитию экстрамедуллярных очагов гемопоэза.

    IL-2 и его рекомбинантные препараты обладают способностью активировать процессы репарации и регенерации тканей.

    Чрезвычайно важна биологическая активность IL-2, связанная с его участием в регуляторных эффектах, обеспечивающих сопряжённую работу интегративных биологических систем: иммунной, эндокринной, нервной.

    Многогранность биологической активности IL-2 позволяет при его применении в качестве иммуномодулятора рассчитывать не только на коррекцию проявлений иммунной недостаточности, но и на оптимизацию функционирования всей системы иммунитета и адекватному ее взаимодействию с другими системами организма.

    ОБОСНОВАНИЕ ТЕРАПИИ ИММУНОДЕФИЦИТНЫХ СОСТОЯНИЙ
    ПРЕПАРАТАМИ РЕКОМБИНАНТНОГО ИНТЕРЛЕЙКИНА-2

    При оценке иммунодефицитов выработка тактики их коррекции должна учитывать не только сам факт недостаточности IL-2, но причины и факторы, влияющие на эндогенную его продукцию. Использование модели нокаута генов цитокинов и их рецепторов позволило конкретизировать механизмы регуляции иммунного ответа цитокинами, а также продемонстрировать плейотропный эффект их действия. В частности, недостаточность по гену IL-2 приводит к резкому снижению пролиферации Т-лимфоцитов, их досрочному апоптозу, развитию гемолитической анемии, хронического энтероколита, повышению уровня IgG1 и IgE. Мутация гена b-цепи рецептора для IL-2 приводит к развитию аутоиммунных заболеваний, а удаление гена g-цепи, общей для рецепторов Т-ростовых факторов, обусловливает развитие тяжелого комбинированного иммунодефицита: развитие лимфопении, опустошение лимфоидных органов, в том числе, тимуса, блокада развития В-клеток, нарушение развития Т- и В-клеток. Очевидно, что те или иные нарушения, связанные с синтезом IL-2 или экпрессией его рецепторов, могут приводить к различным видам иммунодефицитов и аутоиммунных заболеваний.

    Вторичные иммунодефициты, возникающие при инфекционных и онкологических заболеваниях, при радиационном поражении, объединяет одна главная черта — недостаточность Т-клеточного звена иммунитета и эндогенной продукции IL-2. При инфекциях распространенный универсальный механизм повреждения иммунной системы — гиперстимуляция иммунной системы суперантигенами патогенов с последующей массовой поликлональной гибелью активированных лимфоцитов на фоне полной неспособности элиминировать возбудителя (сепсис, СПИД, герпесвирусные инфекции). При онкологических заболеваниях — уход из-под иммунологического надзора, прогрессирование несостоятельности специфического иммунного ответа. При радиационном поражении — массовая гибель иммунокомпетентных клеток, нарушение миелопоэза, последующее развитие инфекций и онкозаболеваний вследствие нарушения специфического иммунного ответа. При перечисленных патологических процессах происходит нарушение нормальной деятельности цитокиновой регуляции иммунитета. Это приводит сначала к нарушению функции иммунокомпетентных клеток, а затем к их повреждению. Своевременное и грамотное вмешательство врача, владеющего цитокиновой и антицитокиновой терапией, может остановить иммунопатологический процесс и направить его в нужное русло.

    Иммунокорригирующие препараты на основе рекомбинантного IL-2 играют ключевую роль при лечении иммунопатологических процессов, связанных с инфекциями (бактериальными, вирусными), онкопатологией, воспалительными заболеваниями, а также аллергическими заболеваниями — в первую очередь там, где речь идет о воздействии на CD4+, NK клетки и регуляции Th1/Th2.

    На основании 8-летнего опыта применения Ронколейкина®, а также анализа современных научных литературных данных выделим главные особенности вторичных иммунодефицитов при некоторых заболеваниях и иммунотерапевтические механизмы рекомбинантного IL-2.

    СПИД. Прямое цитопатогенное действие ВИЧ на CD4+ лимфоциты, конкурентная блокада корецептора CD4 c растворимым белком ВИЧ gp120, суперантигены ВИЧ индуцируют поликлональную активацию и апоптоз Т-лимфоцитов, комплекс gp120 c CD4 превращает их в мишень для ЦТЛ и АЗКЦТ, наблюдается ухудшение функции NK клеток и присоединение оппортунистических инфекций, усугубляющих иммунодефицит. Применение rIL-2 приводит к ликвидации эндогенного дефицита IL-2, подавлению экспрессии первичной рецепции ВИЧ на CD4+, лучшей выживаемости CD4+ лимфоцитов вследствие снижения апоптоза, увеличивает количество CD4+ за счет улучшения их пролиферации и дифференцировки, нормализует баланс Th1/Th2, усиливает функцию NK клеток.

    Сепсис. Цитокиновый взрыв и поликлональная стимуляция бактериальными и эндогенными суперантигенами приводят к массовой поликлональной гибели лимфоцитов и длительному функциональному «иммунному параличу», что создает условия для усугубления иммунодефицита на фоне прогрессирования инфекции и полиорганной несостоятельности. Значительно снижается эндогенная продукция IL-2, гемапоэтинов, противовоспалительных цитокинов, иммуноглобулинов, уменьшается количество CD4+, CD8+, B-лимфоцитов, NК-клеток. Применение rIL-2 в стадии «иммунного паралича» приводит к ликвидации эндогенного дефицита IL-2, лучшей выживаемости CD4+ и CD8+ лимфоцитов вследствие снижения апоптоза, увеличивает количество CD4+ за счет улучшения их пролиферации и дифференцировки, нормализует баланс Th1/Th2, усиливает функцию NK клеток, повышает синтез антител В-лимфоцитами.

    Гнойно-септические заболевания в хирургии. Нарушается функция антигенпрезентирующих клеток (макрофагов, моноцитов), регуляция антигенспецифического иммунного ответа (CD4+, CD8+), страдает продукция защитных иммуноглобулинов В-клетками, происходит избыточная продукция провоспалительных цитокинов. Применение rIL-2 позитивно воздействует на указанные иммунологические нарушения. Целесообразно сочетать иммунотерапию rIL-2 с антибактериальной терапией.

    Онкологические заболевания. Опухоль имеет собственные механизмы «ускользания» от иммунологического надзора организма и способна блокировать антигенспецифический иммунный ответ, переключать иммунный ответ, вызывать снижение эндогенного синтеза IL-2, функции NK-клеток. Применение rIL-2 позволяет преодолеть толерантность иммунной системы к опухоли, приводит к ликвидации эндогенного дефицита IL-2, активации NK-клеток и цитотоксических Т-лимфоцитов, снижает апоптоз иммунных клеток.

    Вирусные инфекции (гепатит, герпесвирусные инфекции). Прямое цитопатогенное действие вирусов на иммунокомпетентные клетки, суперантигены вирусов индуцируют поликлональную активацию лимфоцитов и усиливают их апоптоз, зараженные лимфоциты становятся мишенями для ЦТЛ, снижается эндогенная продукция IL-2, функция NK-клеток. Применение rIL-2 приводит к ликвидации эндогенного дефицита IL-2, лучшей выживаемости CD4+ лимфоцитов вследствие снижения апоптоза, увеличивает количество CD4+ за счет улучшения их пролиферации и дифференцировки, нормализует баланс Th1/Th2, усиливает функцию NK клеток. Необходимо проведение базисной противовирусной терапии.

    Хламидийная инфекция.При длительных рецидивирующих формах урогенитальной хламидийной инфекции неэффективность традиционной терапии определяется несколькими факторами: 1) нечувствительностью полиморфных форм хламидий к антибактериальной терапии, 2) несостоятельностью клеточного иммунного ответа из-за нарушения баланса Th1/Th2, 3) несостоятельностью гуморального иммунного ответа из-за изменчивости и структурных особенностей возбудителя, 4) высокой частотой развития аутоиммунных нарушений (синдром Рейтера). Большинство неспецифических иммуномодуляторов неэффективно из-за неспособности нормализовать баланс Th1/Th2 и преодолеть иммунологическую толерантность. Применение rIL-2 позволяет восстановить нормальную регуляцию иммунного ответа, преодолеть толерантность, способствует профилактике дальнейших аутоиммунных осложнений.

    Аллергические заболевания. Нарушен баланс Th1/Th2, снижена продукция гамма-интерферона, сопутствующие вирусные, грибковые, паразитарные и бактериальные инфекции усугубляют течение аллергии. Применение rIL-2 позволяет восстановить баланс Th1/Th2, продукцию гамма-интерферона, дифференцировку В-клеток и продукцию иммуноглобулинов.

    Применение Ронколейкина® в комплексной терапии инфекций, онкозаболеваний, экзогенных вторичных иммунодефицитов различной этиологии позволяет решить проблемы, которые не удается решить обычными средствами базисной терапии.

    Принципы назначения иммунотерапии рекомбинантными цитокинами:

  • Определение патогенетически обоснованных показаний и цели иммунотерапии (профилактика, стимуляция, заместительная терапия).
  • Оценка абсолютных и относительных противопоказаний к цитокиновой терапии, возможных побочных эффектов и реакций.
  • Составление программы цитокиновой терапии и ее лабораторного мониторинга. Корректировка базисной терапии в зависимости от плана цитокиновой терапии.
  • Оценка эффективности проведенной цитокиновой терапии.
    СПОСОБЫ ВВЕДЕНИЯ И ДОЗЫ

    Форма выпуска

    Лиофильно высушенный препарат расфасован в ампулы по 0,25 мг (250 000 МЕ), 0,5 мг (500 000 МЕ), 1 мг (1 000 000 МЕ) стерильно для инъекций.

    Парентеральные способы введения

    Содержимое ампулы растворяют в 2-3 миллилитрах изотонического раствора натрия хлорида или воды для инъекций так, чтобы избежать пенообразования. Для этого ампулу по стенке медленно заполняют раствором натрия хлорида, после чего осторожно вращают или покачивают до полного растворения содержимого (2-3 мин.). Резкое встряхивание не допускается. Раствор препарата должен быть прозрачным, бесцветным, без посторонних включений.

    Внутривенное введение

    Раствор Ронколейкина® разбавляют в 400 мл изотонического раствора натрия хлорида.

    С целью стабилизации препарата в раствор для инфузии возможно добавление человеческого сывороточного альбумина. На 400 мл раствора хлорида натрия необходимо 4-8 мл 10% раствора альбумина для инъекций. Концентрация альбумина в инфузионном растворе составляет 0,1-0,2%.

    Приготовленный таким образом раствор для инъекций вводят внутривенно капельно длительно в течение 4 — 6 часов со скоростью 1-2 мл/мин.

    Подкожное введение

    Препарат разводят в 2-3 мл воды для инъекций и вводят в 2-3 точки подкожно.

    Местное применение

    Помимо парентеральных способов введения, препарат используют местно: при онкологической патологии, осложнённой опухолевым плевритом, внутриплеврально,— для лечения синуситов — в виде инстилляций в околоносовые пазухи, для лечения хламидийной инфекции — в виде инстилляций в уретру, при поверхностном раке мочевого пузыря — в виде инстилляций в мочевой пузырь.

    Пероральный приём препарата

    Перорально препарат используют в процессе лечения иерсинеозов и острых диарейных кишечных инфекций у взрослых и детей. Для приёма внутрь содержимое ампул (от 500 000 до 2 500 000 МЕ) растворяют в 15-30 мл дистиллированной воды и принимают натощак.

    Использование в педиатрической практике

    Опыт применения Ронколейкина® у детей показал высокую эффективность препарата в дозах от 125 000 до 500 000 МЕ на введение при тех же показаниях, что и у взрослых.

    Побочное действие

    Побочных явлений при использовании препарата в рекомендуемых дозах не зарегистрировано. Опыт применения Ронколейкина® свидетельствует о его хорошей переносимости и отсутствии токсичности.

    Отмечаемый некоторыми пациентами кратковременный гриппоподобный синдром является следствием процесса активизации иммунной системы и не требует дополнительного лечения.

    Противопоказания

    Беременность; декомпенсированная сердечная, печёночная, почечная недостаточность; метастазы в головной мозг.

    Предостережения

    Возможна повышенная чувствительность к рекомбинантному IL-2 или прочим компонентам препарата.

    Применение Ронколейкина® при аутоиммунных заболеваниях требует контроля за иммунным статусом пациентов.

    Быстрое внутривенное введение препарата, сопровождаемое одномоментным созданием высокой концентрации в системном кровотоке, может сопровождаться явлениями сердечно-сосудистой недостаточности.

    Условия хранения

    Препарат в запаянных ампулах сохраняют при температуре от минус 40С до минус 100С в темноте (морозильная камера холодильника). Допускается транспортировка при температуре до 250С в течение 10 дней.

    ОПЫТ КЛИНИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ РОНКОЛЕЙКИНА®
    В ЛЕЧЕНИИ РАССЕЯННОГО СКЛЕРОЗА

    Обоснованием применения Ронколейкина® служит нарушение систем иммунореактивности и механизмы иммунопатогенеза аутоиммунных заболеваний (АИЗ):
    — нарушение механизмов иммунологической аутотолерантности;
    — экспрессия молекул MHC II класса на клетках, не относящихся к антигенпрезентирующим (АПК);
    — повреждение тканевых барьеров, изолирующих «иммунологически привилегированные» органы и ткани (центральная нервная система, внутренние среды глаза, внутренние части семенников, внутренние части фолликулов щитовидной железы и др.) от контактов с иммунной системой;
    — развитие перекрёстной реакции тканевых антигенов с антителами, направленными против микробов (вследствие сходства антигенных детерминант микроорганизма и тканевых антигенов хозяина);
    — непосредственная стимуляция антигеном аутореактивных клеток;
    — развитие аутоиммунных реакций вследствие химической модификации аутоантигенов (например, из-за присоединения гаптенов);
    — нарушение баланса цитокиновой регуляции [41].

    Особенности аутоиммунного процесса связаны непосредственно с функционированием субпопуляций Т-лимфоцитов – Т-хелперов I типа (Th1) и Т-хелперов II типа (Th2). При аутоиммунных процессах гуморального типа основой аутоиммунного поражения являются Th2-зависимые реакции. В то же время поражение Th1-зависимых реакций определяет развитие аутоиммунных заболеваний клеточного типа [41].

    Важную роль в развитии многих АИЗ играет наследственная предрасположенность, которая обусловлена различными аллельными формами генов главного комплекса гистосовместимости (MHC).

    Аутоиммунные нарушения могут быть множественными. В зависимости от локализации аутоантигенов различают органоспецифические, системные (органонеспецифические) и смешанные [1] аутоиммунные процессы. Однако независимо от происхождения и особенностей патогенеза все аутоиммунные заболевания имеют хроническое течение со склонностью к прогрессированию.

    Рассеянный склероз — хроническое, прогрессирующее демиелинизирующее заболевание, которое характеризуется признаками многоочагового поражения нервной системы [30]. Возникновение и развитие рассеянного склероза (РС) наблюдается под влиянием и при взаимодействии различных этиологических факторов: инфекционных (наличие вирусной и бактериальной инфекции), токсических, генетических (наличие генетической предрасположенности к запуску иммунопатологического процесса), сосудистых, иммунологических и др. [4, 30]. Существенным для патогенеза РС является также тот факт, что основной белок миелина имеет сходство с бактериальными и вирусными антигенами. Показано, что заболевание ассоциируется преимущественно с определёнными антигенами главного комплекса гистосовместимости: HLA-A10, HLA-B7, B19, B35, HLA-DR2, DR6, DR15, DRW-52 [4].

    Иммунологические нарушения являются ведущими в механизмах развития РС [4, 30]:
    • в 90 % случаев при РС выявляются антитела к белкам нервной ткани, прежде всего – к основному белку, липо- и гликопротеину миелина [30], эти антитела участвуют в разрушении миелиновых оболочек нервных волокон;
    • в пределах центральной нервной системы проявляются признаки поликлональной активации В-лимфоцитов;
    • развивается дисбаланс основных иммунорегуляторных клеток;
    • уменьшается функциональная активность Т-лимфоцитов;
    • на участках активной демиелинизации преобладают Т-лимфоциты, несущие на своей поверхности продукты генов главного комплекса гистосовместимости II класса, содержание которых в центральной нервной системе в норме незначительно;
    • выброс провоспалительных цитокинов макрофагами, астроцитами и микроглией способствуют развитию демиелинизации.

    Комплекс медикаментозного воздействия при РС представлен двумя основными группами препаратов для патогенетического и симптоматического лечения [1, 4, 30, 31].Патогенетическая терапия РС направлена на нивелирование деструктивных воздействий на ткани мозга с дальнейшим восстановлением разрушенного миелина. Коррекция иммунного статуса у больных РС является главной составляющей патогенетической терапии. Поэтому разработка режимов лечения РС остаётся актуальной проблемой.

    Патогенетическим обоснованием применения Ронколейкина® для лечения РС является тот факт, что в стадии обострения у большинства больных РС имеет место супрессия общего количества Т-лимфоцитов и Т-хелперов, снижение иммунорегуляторного коэффициента, а также данные о дефиците IL-2 у пациентов с РС [48, 58]. Апробация Ронколейкина® для лечения 31 больного РС была проведена на кафедре неврологии и нейрохирургии Санкт-Петербургского государственногомедицинского университета им И.П. Павлова. Ронколейкин® в виде монотерапии применяли больным РС в стадии обострения. Препарат вводили внутривенно по 1 мг дважды. 17 пациентам инфузии Ронколейкина® осуществляли 2 раза в неделю, 14 больным – 1 раз в неделю.

    У 24 больных уже через сутки отмечено улучшение неврологического статуса, начавшийся регресс симптомов заболевания продолжался в течение всего курса лечения. Оценку неврологического статуса проводили с использованием шкалы NRS [57] и шкалы инвалидизации EDSS. У больных уменьшился пирамидно-мозжечковый синдром, атаксия, улучшилась функция тазовых органов. Купирование обострения заболевания происходило у 77 % больных. У всех пациентов отмечается нормализация цереброспинальной жидкости и коррекция показателей иммунологического статуса: увеличение общего числа Т-лимфоцитов и Т-хелперов, увеличение коэффициента CD4/CD8, увеличение рецепторов к интерлейкину-2 – CD25, В-лимфоцитов и натуральных киллеров CD56 (таблица 1) [4].

    Проведённые исследования показали, что лучший эффект наблюдается у больных, получавших Ронколейкин® 1 раз в 7 дней.

    При наблюдении за пациентами в течение трёх лет обострение заболевания зарегистрировано у 8 человек. Четырём из них проведён повторный курс Ронколейкина® по той же схеме с хорошим эффектом.

    Таблица 1

    Динамика иммунологических показателей при лечении Ронколейкином больных рассеянным склерозом в стадии обострения (n=31)

    П о к а з а т е л ь

    Ронколейкин

    До лечения

    После лечения

     –

    =

    Суммарно

    – 

    =

    Суммарно

    CD3

     26

     0

     –

     8

    16

     +

    CD4

     6

    25 

     =

     4

    13 

    14 

     +

    CD8

     0

    29 

     =

    10 

    12 

     =

    CD4/CD8

     21

    10 

     –

     8

    18 

     +

    CD25

    16 

    13 

     +

     9

     9

    13 

     +

    HLA-DR

     1

     =

     1

     +

    CD20

     0

    12 

     +

     4

     6

     +

    CD56

     0

    20 

     +

     4

     5

    20 

     +

    Условные обозначения:
    «–» — снижение иммунологического показателя
    «+» — возрастание иммунологического показателя
    «=» — нормальное значение иммунологического показателя

    Применение Ронколейкина® в режиме монотерапии для лечения больных РС в стадии обострения даёт хороший клинический эффект, позволяет сократить сроки лечения в стационаре на 20-25 % и удлинить сроки ремиссии [4, 5].

    Использование Ронколейкина® не способствовало усугублению воспалительного процесса, несмотря на имеющиеся теоретические предпосылки. Это заключение подтверждено клиническими, иммунологическими, серологическими и экспериментальными данными.

    Безопасность применения Ронколейкина® больным с ремиттирующей формой РС доказана с использованием шкалы регистрации побочных эффектов ВОЗ (Фисенко Н.С., Морозов Н.М., Саядова З.С. — кафедра фармакологии и клинической фармакологии Ростовского государственного медицинского университета, Ростов-на-Дону). Клиническая эффективность продемонстрирована на 16 пациентах, 12 пациентов составили контрольную группу. Показано, что применение Ронколейкина® с целью коррекции иммунологического дисбаланса у пациентов с ремиттирующей формой РС способствует предотвращению дальнейшего прогрессирования этого заболевания (при наблюдении в течение 6 мес.) [ 33].

    Дальнейшее изучение влияния интерлейкина-2 на процесс обострения и прогрессирования РС позволит внести необходимые коррективы в схемы лечения.

    ОПЫТ КЛИНИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ РОНКОЛЕЙКИНА®
    ПРИ АЛЛЕРГИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ

    Клинические появления аллергических заболеваний (АЗ) опосредуются медиаторами аллергических реакций, которые высвобождаются в результате образования комплекса аллергена с соответствующими антителами или сенсибилизированными Т-лимфоцитами. Основными звеньями иммунопатогенеза АЗ являются: процессинг антигена в дендритных клетках, макрофагах и презентация Th2-лимфоцитам; активация Th2-лимфоцитов с увеличением ими синтеза и секреции IL-3, IL-4, IL-5, IL-9, IL-13, GM-CSF; гиперпродукция IgE В-лимфоцитами; активация эффекторных клеток — тучных клеток, базофилов, эозинофилов; секреция медиаторов и провоспалительных цитокинов эффекторными клетками [2, 37, 41] (рис. 3).

    Рис. 3. Клеточные и молекулярные механизмы развития аллергии. (по S.T. Holgate, 1999 с изменениями В.Н. Егоровой)

    Основной механизм иммунопатогенеза АЗ связывают с нарушением баланса субпопуляций Т-хелперных клеток — Th1 и Th2 [11, 29, 52], приводящего к превышению субпопуляции Th2-лимфоцитов над Th1. Патологическое преобладание гуморального иммунного ответа может быть обусловлено несколькими моментами:
    — активация наивных Th0 через стимулирующий сигнал;
    — преимущественная дифференцировка Th0 в Th2-клетки;
    — интенсивный синтез IgE В-лимфоцитами;
    — снижение экспрессии растворимого рецептора IL-4 (sIL-4R);
    — нарушение цитокиновой регуляции, проявляющейся в повышении секреции IL-4 и снижении продукции IFN-g (интерферон гамма).

    Бронхиальная астма. Оценка эффективности применения Ронколейкина® в комплексном лечении больных бронхиальной астмой (БА) проведено в Санкт-Петербургском государственном медицинском университете им. акад. И.П. Павлова. Современные взгляды на патогенез этого заболевания, согласно которым гиперчувствительность и гиперреактивность бронхов у больных астмой связаны с развитием хронического воспаления, имеющего характерные нарушения иммунного статуса и особенности клеточного и гуморального иммунитета [3, 29, 44, 51, 53], обосновывают возможность иммунотерапии Ронколейкином®.

    IL-2 является Т-клеточным ростовым фактором и продуцируется субпопуляцией Th1 в ответ на антигенную стимуляцию. Кроме того, IL-2 активирует пролиферацию и дифференцировку в Th1-лимфоциты, которые продуцируют IFN-g и таким образом угнетают Th2-клетки. Учитывая угнетение функциональной активности Th1-лимфоцитов избыточно секретируемыми продуктами Th2-клеток при атопии, применение Ронколейкина® может способствовать восстановлению нарушенного баланса Th1 и Th2 у больных БА и тем самым уменьшению синтеза IgE с последующим угнетением IgE-опосредованных реакций. Другим обоснованием лечебного применения Ронколейкина® при БА может служить ранее обнаруженная способность IL-2 повышать количество глюкокортикоидных рецепторов на мононуклеарах периферической крови человека [49]. Повышая количество глюкокортикоидных рецепторов на клетках-мишенях, IL-2 может способствовать усилению противовоспалительного эффекта глюкокортикоидов, улучшая таким образом течение заболевания.

    Изучение возможности и эффективности применения Ронколейкина® проведено на 18 пациентах с БА (17 женщин и 1 мужчина), 16 пациентов (14 женщин и 2 мужчины) составили группу сравнения. У всех обследованных был диагностирован атопический или смешанный с преобладанием атопии клинико-патогенетический вариант БА. У большинства больных наблюдали среднетяжёлое течение заболевания в фазе затихающего обострения [25, 26]. Ронколейкин® вводили внутривенно однократно в дозе 0,5 мг на фоне традиционной противовоспалительной терапии. В ходе исследования отмечена хорошая переносимость Ронколейкина® у всех обследованных больных, аллергических реакций на введение препарата не наблюдали. Среди субъективных критериев, выявленных по результатам опроса, следует отметить уменьшение частоты приступов удушья, уменьшение потребности в ингаляторах и удлинение периода ремиссии. Из объективных критериев — улучшение показателей функции внешнего дыхания (ФВД). У пациентов основной группы наблюдали не только снижение выраженности обструкции, но и уменьшение степени выраженности бронхоспазма (исследование ОФВ1 и оценка прироста ОФВ1 в тесте с беротеком). Снижение выраженности воспалительного процесса проявляется при терапии Ронколейкином® положительной динамикой бронхоскопической картины и данными цитологического исследования бронхоальвеолярного лаважа (БАЛ). Согласно стандартным эндоскопическим критериям снижение выраженности гиперемии и отёчности отмечено у 13 больных, из них у 6 при повторном исследовании не было выявлено признаков катарального эндобронхита. У 5 пациентов степень выраженности воспалительных изменений в бронхиальном дереве осталась на прежнем уровне. На фоне терапии Ронколейкином® при анализе бронхиальных смывов отмечается уменьшение цитологических признаков воспаления:

    клеточность лаважа
    (х 106 кл/мл)

     до введения Ронколейкина®
    после введения

    0,70 ± 0,22
    0,41 ± 0,20 

    количество нейтрофилов
    в смыве (х 106 кл/мл)

     до введения Ронколейкина®
    после введения

    29,6 ± 9,44
    14,00 ± 1,41

    количество эозинофилов
    в смыве (х 106кл/мл)

     до введения Ронколейкина®
    после введения

    10,17 ± 2,39
    8,67 ± 4,37

    Уменьшение воспалительного процесса в бронхах позволяют предположить, что введение Ронколейкина® способствует активации местного иммунитета. В лаважной жидкости наблюдается повышение иммуноглобулинов, особенно классов G и M, [8]. У 5 из 12 больных, получавших Ронколейкин®, при повторном обследовании отмечалось снижение IgE, у 3 – повышение, у 4 – без изменений этого показателя. Выявлена достоверная корреляция связи между снижением IgE и приростом TNF-a на фоне терапии Ронколейкином®, что предполагает участие препарата в нормализации нарушенного иммунного баланса. Изменение гормонального статуса у больных БА показало, что Ронколейкин® воздействует на внутриклеточные рецепторы к глюкокортикоидным гормонам. Ронколейкин® также оказывал воздействие на проницаемость гистогематического барьера. Оценка клинической эффективности терапии Ронколейкином® показала, что у 2 пациентов был отмечен отличный эффект лечения, у 12 – хороший, у 3 – удовлетворительный и у одного пациента не наблюдали эффекта от терапии (рис.4) [25]. У всех пациентов, получавших Ронколейкин®, наблюдали увеличение продолжительности ремиссии сравнительно с предыдущим периодом.

    Рис. 4. Эффективность терапии Ронколейкином® больных бронхиальной астмой (Пер).
    — основная группа (количество больных);
    — группа сравнения (количество больных).

    Данные по уменьшению IgE-опосредованной активности иммунного воспаления при использовании Ронколейкина® получены также на 40 пациентах с БА тяжёлого течения, из которых 17 являлись гормонозависимыми [39, 55, 56, 59]. Препарат вводили двукратно в дозе 0,5 мг внутривенно с интервалом 3 суток. Лечение Ронколейкином® приводило к существенному понижению относительного количества эозинофилов мокроты (р У пациентов с гормонозависимой БА после курса Ронколейкина® наблюдали повышение относительного и абсолютного числа натуральных киллеров (CD16+ лимфоцитов) и достоверное снижение IgE в сыворотке крови (р=0,075) [39]. На фоне лечения Ронколейкином® доза пероральных кортикостероидов у стероидрезистентных больных гормонозависимой БА понизилась, в среднем, на 4,00±2,60 мг в пересчёте на преднизолон в сутки. В группе сравнения потребность в пероральных глюкокортикостероидах, наоборот, возросла, в среднем, на 0,91±0,61 мг в пересчёте на преднизолон в сутки. Достоверные различия между этими группами были выявлены и по динамике потребности в пероральных глюкокортикостероидах.

    У детей изучено применение Ронколейкина® в приступный период на фоне комплексной терапии [22, 27]. Основную группу составили 22 ребёнка в возрасте от 2,5 до 6 лет с тяжёлым течением БА, которая сформировалась после частых ОРЗ в возрасте 1,5-3 лет. У 18 детей была смешанная форма астмы (атопическая + инфекционно-аллергическая), у 4 – инфекционно-аллергическая. Препарат применяли в виде 4-х введений подкожно или ингаляционно (ультразвуковым небулайзером) в дозе 0,25 мг. Применение Ронколейкина® в приступный период БА способствовало быстрому купированию приступов удушья и стабилизации состояния, что позволило отменить или снизить дозу кортикостероидов раньше, чем в контроле. Показатели спирограммы выросли, в среднем, на 18-20 %. В иммунограмме отмечалось повышение содержания всех основных субпопуляций лимфоцитов, но наиболее заметно – цитотоксических Т-лимфоцитов. У детей с выраженной эозинофилией (15-22%) содержание эозинофилов снизилось до 4-5 %. Применение Ронколейкина® предупреждало возникновение обострений заболевания в течение длительного времени (6-7 месяцев наблюдения), также способствовало снижению числа эпизодов ОРВИ [21, 22, 27].

    Иммунотерапия Ронколейкином® в комплексном лечении бронхиальной астмы приводит к снижению активности воспалительного процесса в бронхах и нормализации иммунного баланса. У гормонозависимых больных БА (в том числе и стероидрезистентных) применение Ронколейкина® позволяет уменьшить дозу пероральных глюкокортикостероидов. Полученные результаты изучения эффективности Ронколейкина® указывают на возможность расширения сферы его применения в клинике внутренних болезней с включением в комплексную терапию больных бронхиальной астмой.

    Атопический дерматит. При лечении атопического дерматита Ронколейкин® применяли у взрослых и детей в возрасте до года и старше 2-лет [6, 7, 23, 34-36]. Детям препарат вводили внутривенно или подкожно из расчёта 0,2-0,5 мг/м2 на фоне антибактериальной и десенсибилизирующей терапии. Взрослым Ронколейкин® применяли в режиме монотерапии, препарат вводили от 1 до 5 раз внутривенно в дозе 0,5 мг с интервалом 2-3 дня. Применение Ронколейкина® у взрослых и детей способствует более быстрому снижению обострения атопического дерматита. При использовании монотерапии Ронколейкином® это проявлялось в сравнении с контрольной группой в следующем: снижении интенсивности зуда, уменьшении гиперемии кожи и исчезновении явлений вторичного инфицирования (без применения антибактериальных препаратов). В периферической крови наблюдалась тенденция к снижению IgE и эозинофилов.

    Применение Ронколейкина® позволяет ускорить купирование обострений атопического дерматита, что сопровождается позитивными изменениями иммунного статуса пациентов.

    Литература

    1. Аутоиммунные заболевания и болезни иммунных комплексов. // Клиническая иммунология и аллергология. Под ред. А.В. Караулова. – М.: Медицинское информационное агентство, 2002. – с. 223-237.
    2. Аллергия. // Клиническая иммунология и аллергология. Под ред. А.В. Караулова. – М.: Медицинское информационное агентство, 2002. – с. 200-222.
    3. Балаболкин И.И., Брянцева О.Н. Значение генетических факторов в развитии бронхиальной астмы у детей. // Иммунопатология, аллергология, инфектология, 2003: № 2 с. 60-66.
    4. Барбас И.М., Скоромец А.А. Рассеянный склероз. Опыт лечения и профилактика обострений. // Санкт-Петербург, 2003: СОТИС. – 124 с.
    5. Барбас И.М., Тотолян Н.А., Скоромец А.А., Смирнов М.Н., Животовская М.Л., Яковлева В.С. Патент РФ № 2199339 от 27.02.03 на изобретение «Способ лечения рассеянного склероза» № 2001104929.
    6. Беляев Н.Н., Попова Н.В. Ронколейкин® как иммунокорректор нового поколения: опыт применения при кожных и венерических заболеваниях. // Матер. гор. конф. «Успехи иммунотерапии в клинической практике». Алматы, 2003, с. 63-66.
    7. Волкова Е.В., Мешкова Р.Я. Монотерапия Ронколейкином® больных атопическим дерматитом. // Цитокины и воспаление, 2002: том 1, № 2, с. 33.
    8. Галкина О.В. Иммуноглобулиновые профили биологических жидкостей организма в норме и патологии. // Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. канд. мед. наук. Санкт-Петербург, 2002. – 22 с.
    9. Глазанова Т.В., Бубнова Л.Н., Мазурова В.И. Аутоиммунные заболевания щитовидной железы: роль иммунологических и иммуногенетических факторов (обзор литературы). // Медицинская иммунология, 2000: том 2, № 3, с. 257-270.
    10. Глазанова Т.В., Бубнова Л.Н., Кузмичев А.С., Зубарева Т.С., Павлова И.Е., Розанова О.Е. Фенотипические и функциональные особенности лимфоцитов периферической крови и иммуногенетическая характеристика больных с диффузным токсическим зобом и узловым эутиреоидным зобом. // Медицинская иммунология, 2000: том 2, № 4, с. 385-392.
    11. Диел Ф. Цитокины у больных с атопией и без атопии – влияние факторов внешней среды. // Медицинская иммунология, 2001: том 3, № 1, с. 15-19.
    12. Карашуров Е.С., Тусинова С.А., Зигинова Т.М. Ронколейкин® в лечении бронхиальной астмы тяжёлого течения. // Матер. междунар. конгр. хирургов «Новые хирургические технологии и избранные вопросы клинической хирургии», том II. Петрозаводск, 22-24 мая 2002 г.: с. 222-224.
    13. Козлов В.К. Ронколейкин®: биологическая активность, иммунокорригирующая эффективность и клиническое применение. // СПб.: изд. С.-Петерб. ун-та, 2002. – 81 с.
    14. Козлов В.К. Ронколейкин®: биологическая активность, иммунокорригирующая эффективность и клиническое применение. // Справочник по иммунотерапии для практикующего врача. – СПб: изд. «Диалог», 2002. – с. 166-196.
    15. Козлов В.К. Классификация дисфункций иммунореактивности. // Матер.3-ей науч.-практ. конф. «Современные методы лечения и диагностики иммунопатологии». г. Самара, 9 октября 2001 г.: с. 13.
    16. Козлов В.К. Дисфункции иммунной системы и патогенетическая иммуноориентированная терапия цитокинами. // Цитокины и воспаление, 2002: том 1, № 2, с. 34.
    17. Козлов В.К., Лебедев М.Ф. Дисфункции иммунореактивности и принципы их коррекции рекомбинанатным интерлейкином-2 (Ронколейкином®). // Актуальные вопросы клинической медицины. М.: изд. Регионального отделения РАЕН , 2001. — с. 23-25.
    18. Козлов В.К., Лебедев М.Ф., Егорова В.Н. Коррекция дисфункций иммунной системы Ронколейкином®. // Terra Medica, 2001: №2, с. 12-14.
    19. Козлов В.К., Лебедев М.Ф., Егорова В.Н. Дисфункции иммунной системы и принципы их коррекции Ронколейкином®. // Омский научный вестник, 2002: вып. 18, приложение «Актуальные вопросы базовой и клинической фармакологии», с. 79-83.
    20. Козлов В.К., Смирнов М.Н., Егорова В.Н., Лебедев М.Ф. Коррекция иммунореактивности рекомбинантным интерлейкином-2. Пособие для врачей. // СПб: изд. СПбГУ, 2001. — 24 с.
    21. Красилова Е.В. Клинико-патогенетическое значение носительства стафилококка у часто болеющих респираторными заболеваниями детей. // Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. канд. мед. наук. Астрахань, 2003. — 29 с.
    22. Курманова Г.М., Рамазанова Ш.Х., Мажитова З.Х. Опыт применения Ронколейкина® у детей, больных бронхиальной астмой в приступный период. // Медицинская иммунология, 2003: том 5, № 3-4, с. 233.
    23. Мешкова Р.Я., Волкова Е.В., Смирнов М.Н. Способ лечения больных с атопическим дерматитом. // Патент на изобретение № 2195314 от 27 декабря 2002 г.
    24. Мясников А.Н., Смирнов М.Н., Авот А.Я., Грен Э.Я., Романчикова Н.В.и Циманис А.Ю. Рекомбинантная плазмидная ДНК pJDB(MSIL), обеспечивающая синтез интерлейкина-2 человека в клетках дрожжей Saccharomyces cerevisiae, способ ее получения и штамм дрожжей Saccharomyces cerevisiae — продуцент интерлейкина-2 человека. Патент SU N 1770359 Дата приоритета 24.03.92.
    25. Перадзе А.Т., Шапорова Н.Л., Малышкин К.А., Трофимов В.И., Галкина О.В., Каклюгин А.П., Маслянский А.Л., Лебедев М.Ф., Смирнов М.Н., Тотолян А.А. Иммунологическое обоснование клинического применения Ронколейкина® у больных атопической бронхиальной астмой. // Медицинская иммунология, 2000: том 2. № 3, с. 311-320.
    26. Перадзе А.Т., Шапорова Н.Л., Трофимов В.И., Галкина О.В., Каклюгин А.П., Смирнов М.Н., Тотолян А.А. Клиническое применение Ронколейкина® в терапии больных бронхиальной астмой. // Terra medica, 2002: № 2 (26), с. 7-9.
    27. Рамазанова Ш.Х., Курманова Г.М., Мажитова З.Х. Ронколейкин® при тяжёлой бронхиальной астме у детей. // «Успехи иммунотерапии в клинической практике», матер. городской конф. Алматы, 2003, с. 50-54.
    28. Ронколейкин — рекомбинантный интерлейкин-2 человека: фармакология и биологическая активность. Пособие для врачей. Авторы-составители: Николаева З.К., Егорова В.Н., Козлов В.К. // СПб.: изд. С.-Петерб. ун-та, 2002. – 40 с.
    29. Садыгов А.С., Сесь Т.П., Мурыгина Г.Л., Малышев М.Е., Бакланова О.Э. Активность Т-лимфоцитов хелперов 2 типа у больных бронхиальной астмой и туберкулёзом лёгких. // Медицинская иммунология, 2001: том 3, № 4, с. 547-550.
    30. Столяров И.Д. Рассеянный склероз. // Мир Медицины, 1999: № 11-12, с. 24-25.
    31. Тотолян Н.А. Рассеянный склероз. Диагностика и лечение с позиций доказательной медицины. // Мир Медицины, 2000: № 5-6, с. 34-37.
    32. Тотолян А.А. Иммунологические эффекты Ронколейкина® in vitro и in vivo. // Иммунология, 1998: №6, с. 45-46.
    33. Фисенко Н.С., Морозов Н.М., Саядова З.С. Возможности фармакологической коррекции Ронколейкином иммунорегуляторных взаимодействий у пациентов с ремиттирующей формой рассеянного склероза. // Цитокины и воспаление, 2002: том 1, № 2, с. 103.
    34. Хайруллина Р.М. Ронколейкин в педиатрической практике — опыт применения и перспективы использования. // Иммунология, 1998: №6, с. 46-47.
    35. Хайруллина Р.М. Ронколейкин в педиатрической практике. Опыт применения, перспективы использования. Методические рекомендации. Уфа, 1998. — 26 с.
    36. Хайруллина Р.М., Хасанов Р.Ш., Еникеев С.А. Иммунодиагностика и иммунокоррекция в педиатрической практике. Уфа, 1998. — 101 с.
    37. Хацкель С.Б. Аллергология в схемах и таблицах. Справочное руководство. // Санкт-Петербург, 2000: СпецЛит . – 715 с.
    38. Цибин Ю.Н., Громов М.И., Пивоварова Л.П., Разумова Н.К., Тарелкина М.Н., Масиянская Т.И., Широков Д.М., Бубнова Н.А., Тонэ Р.В., Шляпников С.А., Смирнов М.Н., Хромов-Борисов Н.Н. Патент на изобретение N95104171/14(008123) Способ лечения иммуносупрессии при сепсисе у человека, дата приоритета 28.03.95.
    39. Шапорова Н.Л. Механизмы формирования и методы коррекции кортикозависимости и стероидрезистентности у больных бронхиальной астмой. // Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. доктора мед. наук. СПб, 2002. –31 с.
    40. Шин Е.Ф., Сарвилина И.В. К вопросу об эффективности и безопасности применения Ронколейкина® у пациентов с аутоиммунным тиреоидитом. // Цитокины и воспаление, 2002: том 1, № 2, с. 105.
    41. Ярилин А.А. Основы иммунологии. // Москва, 1999: «Медицина» — с. 518-534.
    42. Balkwill F.R. (editor). Cytokine Cell Biology: A Practical Approach, 3rd edition, Oxford University Press (2001).
    43. Brandhubor R.J., Boone T. et. al. Three-dimensional structure of interleukin-2. // Science, 1987: vol. 238, p. 1707.
    44. Corrigan C.J., Kay A.B. T cells and eosinophils in the pathogenesis of asthma. // Immunology Today, 1992: vol. 13, p. 501-507.
    45. A.G.H.Gearing, R.Thorpe. The international standard for human interleukin-2 calibration by international collaborative study. // J.Immunol.Methods, 1988.-Vol.114.-P. 3-9.
    46. Hank J.A., Surfus J., Gan J. et al. Distinct clinical and laboratory activity of two recombinant interleukin-2 preparations. // Clin. Cancer res. 1999: vol. 5(2), p. 281-289.
    47. Holgate S.T. The epidemic of allergy and asthma. // Nature, 1999: vol. 402 Suppl, B2-4.
    48. MussetteP., Benveniste O., Lim A., et al The pattern of production of cytokine mRNAS is markedly altered at the onset of multiple sclerosis. // Res. Immunol. , 1996: vol. 147, N 7, p. 435-441.
    49. Northrop J.P., Grabtree G.R., Mattila P.S. Negative regulation of IL-2 transcription by the glucocorticoid receptor. // J. Exp. Medicine, 1992: vol. 175, p. 1235-45.
    50. Robb R.J. Interleukin-2: the molecule and its function. // Immunol. Today, 1984: vol. 5, p. 203.
    51. Robinson D., Mamid Q., Ying S. Predominant Th2-like bronchoalveolar lymphocyte population in atopic asthma. // N. Engl. J. Med., 1992: vol. 326, p. 298-304.
    52. Romagnani S. The Th1/Th2 paradigm in disease. // Springer (NY 1996). – 241 p.
    53. Savelkoul H., Neijeus H. Immune responses during allergic sensitization and development of atopy. // Eur. J. Allergy and Clin. Immunol., 2000: vol. 55, p. 989-997.
    54. Sedlacek H.-H., Moroy I. Immune reactions: 15 — 21. Springer-Verlag Berlin Heidelberg, 1995.
    55. Shaporova N.L., Peradze A.T., Trofimov V.I., Malishkin K.A., Totolian A.A., Galkina O.V., Ivanova O.A., Caclugin A.P. Inflammation indexes and immune status dynamics during interleukin-2 treatment in the patients with bronchial asthma. // Eur. Resp. J., 2000: p.561
    56. Shaporova N.L., Trofimov V.I., Ziad A.S., Ses T.P., Stelmakh L.V. Immunological mechanisms of intravenous roncoleukin (IL-2) clinical effect in asthmatic patients. // Abstracts of 12th ERS Annual Congress. – Eur. Respiratory J., 2002: vol. 20, suppl. 38, 512s (absr. No: P3197).
    57. Sipe I.C., KnoblerR. L., Brahly S.L., et al. A Neurologic rating Scale (NRS) for use in multiple sclerosis. // Neurology (Clevelend), 1984: vol. 3, N 10, p. 1368-1372.
    58. Wandinger K.R., Wesselk, Neustock P., Siekhaus A., Kirchner H. Diminished production of type-1 interferons and interleukin-2 in patients with multiple sclerosis. // J. Neurol. Sci., 1997: vol. 149, N 1, p. 87-93
    59. Ziad A.S., Trofimov V.I., Shaporova N.L., Vasiljeva T.A., Peradze A.T. IL-2 intravenous application as one of the new ways of immunomodulative therapy of the asthmatic patients. // Abstracts of 12th ERS Annual Congress. – Eur. Respiratory J., 2002: vol. 20, suppl. 38, 589s, (abstr. No: 3686).



  • Источник: biotech.spb.ru


    Добавить комментарий

    Adblock
    detector